Во время Гражданской войны в США чаша весов истории неоднократно склонялась в пользу Юга. Конфедеративные Штаты доказали, что можно сражаться с более сильным противником. Можно побеждать, когда твоя армия более малочисленна. …И проиграли. Но были ли у южан шансы на победу? Давайте разбираться.

Почему позиция Юга была сильнее?

Начнём с того, что Конфедерация находилась в заведомо более выгодном политическом и стратегическом положении. Если союзному правительству президента Линкольна были нужны только победа и полное восстановление Соединённых Штатов, то конфедератов вполне устраивало сохранение статус-кво на начало военных действий. Им не было нужды вести тяжёлую войну на истощение, завоёвывать каждый штат янки и пытаться подчинить своей власти северян.

Южанам надо было всего лишь сделать войну за сохранение Союза худшим выбором, чем мир. То есть нанести Северу такие поражения, после которых там восторжествовала бы линия умеренных политиков.

Кроме того, долгое время янки не вполне понимали, за что же они сражаются. Линкольн с самого начала провозглашал, что идея освобождения рабов не является причиной войны и если он сможет восстановить Союз, не освободив ни одного раба, то он именно так и сделает.

Для типичного американца фактически выходило, что северяне воюют за то, чтобы подчинить федеральной власти Юг, который воспользовался естественным правом нации, зафиксированным в Декларации независимости США. Там недвусмысленно говорилось: «народ имеет право изменить или упразднить её _(форму правительства. — Прим.ред.)_ и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и формах организации власти, которые, как ему представляется, наилучшим образом обеспечат людям безопасность и счастье».

То есть получалось, что янки, на словах выступавшие за свободу, на деле сражались против того, за что в годы Войны за независимость боролись их деды и прадеды. Это порождало естественное непонимание. Часть штатов юнионисты удерживали от перехода на сторону конфедератов только силой или угрозой её применения.

Более того, идеи южан имели множество сторонников среди янки. Южная культура и цивилизация осознавались американцами как вершина их достижений. Если на Севере работали машины и строились железные дороги, то на Юге создавались смыслы, пронизывающие самую суть американского общества. Для любого образованного северянина воевать против Юга означало воевать против той культуры, которой он искренне поклонялся.

Многие политики Севера более или менее открыто стояли на проконфедератских позициях, так как полагали право на сецессию естественным для любой нации и категорически не допускали формирования сильного центрального правительства, которое сможет вмешиваться в права отдельных штатов.

Типичный пример — генерал Макклеллан. Один из немногих северян, кто мог на равных сражаться с генералом Ли, кандидат в президенты в 1864 году (который, кстати, судя по всему, выиграл тогдашние выборы, так что Линкольн сохранил власть лишь с помощью подтасовок и голосования армии «по приказу»), он выступал за мир с Югом и ослабление «имперской» политики Линкольна.

Генерал Джордж Маклеллан

Вообще, боязнью создания такого правительства была пронизана вся политическая жизнь Америки XIX — начала ХХ веков. Увы, в итоге сторонники свободных штатов проиграли. В ХХ веке в США сформировалась система, которая может игнорировать позицию отдельных штатов, навязывая им законы и правила жизни.

В пользу Юга работал и тот факт, что значительная часть кадровой армии США состояла из южных джентльменов, которые считали достойным для себя делом лишь три занятия: управление семейными имениями, политическую деятельность в выборных органах власти и военную службу. Это привело к тому, что все деятельные и способные командиры оказались на стороне Конфедерации.

На службе же у юнионистов остались лишь самые пассивные генералы да тщеславные младшие офицеры, которые видели в надвигающейся войне возможность сделать карьеру и добиться славы.

Некоторые из таких офицеров в дальнейшем превратились в выдающихся полководцев вроде Гранта или Шермана, но большая их часть сгинула в огне гражданской войны, не проявив себя.

И наконец, на Юге к началу конфликта уже успела сложиться вполне полноценная нация, осознающая свою особость и свои интересы. Именно этим объясняется тот факт, что южане столь долго и ожесточённо сражались за свою свободу в самых безнадёжных условиях. Это была борьба нации за своё выживание.

На Севере же процесс формирования нации находился в самом разгаре. Множество эмигрантов пополняли число новых американцев, сохраняя свои этнические особенности. Полки северян состояли из немцев, ирландцев, итальянцев, французов и множества других народов, которые зачастую не испытывали друг к другу никаких симпатий. На Юг же не было столь многочисленной миграции, и южное общество сформировалось на довольно однородной англосаксонской этнической основе (за исключением Луизианы).

Булл-Ран и упущенный шанс

Гражданская война началась в условиях, когда южанам для её завершения требовалось совсем немного — несколько больших побед. И они не замедлили случиться.

Двадцать первого июня 1861 года самоуверенные янки, вторгшиеся на земли Вирджинии, атаковали южан у речушки Булл-Ран. Но на стороне Конфедерации были генералы Борегар и Джонстон. Они с меньшими силами разгромили противника, который в панике бежал на север.

Армия Союза перестала существовать. А за этим позором с холмов наблюдало высшее общество из Вашингтона, приехавшее, будто на пикник, посмотреть, как синие мундиры разобьют мятежников.

Президент Конфедерации Дэвис требовал преследовать юнионистов, но Борегар и Джонстон, привыкшие к войне по правилам, воспротивились приказу президента, заявив, что их солдаты устали после сражения и нуждаются в отдыхе. К тому же они опасались свежих сил янки, которые не были задействованы в бою и могли помешать продвижению на Вашингтон.

Битва при Булл-Ран

Однако, судя по всему, в то время лишь один Дэвис понимал, что представляет собой гражданская война и какие меры надо предпринимать для победы.

Хотя армия южан устала, она в тот момент оставалась единственной военной силой от Манассаса до Вашингтона.

Среди северян господствовали панические настроения, конфедераты в один миг завоевали репутацию непобедимых, и никакие свежие силы Союза (которых, кстати, было совсем немного) не выдержали бы столкновения с ними.

Панические настроения подогревались газетчиками. Жители Вашингтона были полностью уверены, что падение столицы — дело нескольких дней, и война уже закончилась.

Но судьба в этот раз оказалась на стороне северян.

Энтитем и потерянный приказ

Следующий шанс представился южанам в 1862 году.

Наступление Макклеллана на Юг было остановлено, генерал Ли разбил янки во втором сражении при Булл-Ран и решил перенести военные действия на территорию Союза. Его план кампании отличался смелостью и имел все шансы на успех. Южане собирались разрезать позиции северян, разделив части, оборонявшие Вашингтон, и те, что находились в Вирджинии. Кроме того, южане собирались поднять против юнионистов население Мэриленда, где сторонники Конфедерации располагали если не большинством, то примерно равными силами в сравнении со сторонниками Союза.

И тут южанам опять не повезло. Приказ генерала Ли, в котором он подробно описывал диспозицию своих войск и отдавал указания генералам, попал в руки северян.

Приказ был скопирован для каждого из командующих, но штабная копия в суматохе военных действий попала в руки неизвестного офицера, который не придал документу особого значения и завернул в него свои сигары.

Этот свёрток впоследствии был потерян на дороге у города Фредерик, где его и нашёл патруль северян.

В руки Макклеллана попала информация, которая позволила свести генеральное сражение под Энтитемом вничью, остановив наступление конфедератов и обесценив успехи генерала Ли.

Не получи северяне столь важные сведения, с высокой долей вероятности они были бы разбиты, столица Союза пала бы, а в пользу немедленного заключения мира выступили бы Великобритания и Франция, где давно уже раздавались голоса самых влиятельных политиков о необходимости заставить американцев остановить войну.

Сражение при Энтитеме

После Энтитема Линкольн совершил один из самых политически важных шагов в своей карьере — издал «Прокламацию об освобождении». После выхода этого документа поддержка Юга в Европе воспринималась уже как поддержка рабства, что серьёзно ударило по сторонникам Конфедерации.

Американский писатель Гарри Тертлдав создал серию романов «Победа Юга», в которых подробно рассматривает, как могла пойти история, если бы приказ генерала Ли не достался генералу Макклеллану: Мэрилендская кампания была выиграна, после чего под давлением великих европейских держав был подписан мир. К сожалению, на русский язык книги этой серии не были переведены.

Последний шанс южан

Последняя возможность закончить войну появилась в 1863 году. Генерал Ли в очередной раз разбил попытавшихся наступать на юг янки и опять перенёс боевые действия на север.

В Мэриленд и Пенсильванию двинулась самая большая и лучшая армия, которую когда-либо собирала Конфедерация. Первого июля 1863 года силы южан и северян встретились под Геттисбергом. Началось самое важное и кровопролитное сражение этой войны.

Генерал Мид, командующий армией Союза, не отличался особыми талантами и не был склонен к парадоксальным ходам, способным ошеломить соперника. Он просто занял самые выгодные позиции, на которых расположил артиллерию, и полагался на численное превосходство своих сил.

Сражение при Геттисберге

В этом были одновременно сила и слабость северян. Когда войска генерала Худа во второй день боёв штурмовали холм Литл-Раунд-Топ, исход боя висел на волоске. Приди к южанам подкрепление, господствующая позиция была бы взята, после чего их пушки смогли бы обстреливать все позиции армии Союза, — конфедераты бы победили.

Упустив возможность взять Литл-Раунд-Топ, генерал Ли обесценил героическую, отчаянную и совершенно бесполезную атаку трёх дивизий из корпуса генерала Лонгстрита, вошедшую в историю как Атака Пикетта.

Ли возлагал все надежды именно на этот штурм, сказав после боя: «…я никогда не видел, чтобы отряды действовали лучше, чем вирджинская дивизия Пикетта сегодня, во время великой атаки противника. И если бы их поддержали так, как должно, — а по какой-то причине, мне пока непонятной, этого не произошло, — мы бы захватили позицию и день был бы наш». Но всё же стоит согласиться с Лонгстритом, который уже после войны полагал, что именно под Литл-Раунд-Топом решался исход сражения.

Возможная победа при Геттисберге могла быть решающим доводом в пользу мира. Это прекрасно понимали и на Севере, где в то время возникла огромная проблема — завершался двухлетний срок службы примерно в трети полков юнионистской армии. Солдаты устали от долгой войны и собирались отправляться по домам. Большое поражение Севера лишь усугубило бы эту ситуацию, и Союз рисковал остаться без войска.

Но после поражения при Геттисберге южане лишились всяких надежд на победу. Им оставалось лишь сражаться, чтобы подороже продать свою свободу и нанести ненавистным янки как можно больший ущерб. Гражданская война продолжалась ещё почти два года.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

33 КОММЕНТАРИИ

    • Тертлдав офигенный византист. А все, что он пишет не про Видесс – очень, очень плохо

  1. Довольно странная логика, сводящаяся к “чтобы выиграть войну, Конфедерации надо было выиграть войну”, и откровенная переоценка морального фактора (от славословий в адрес конфедеративного духа аж зубы сводит) против банального ресурсного и логистического превосходства. Упускается из виду, что конфедераты тоже, мягко говоря, не так чтобы особо понимали, за что они воюют, и там, где не оказывалось Ли и других харизмаичных лидеров, их боевой дух системаически сводился к “ААААА, КАНОНЕРКИ, БРОСАЙ РУЖЬЯ, И БЕЖИМ ДО ГРАНИЦЫ!!!”

    • Если читать внимательнее :), то можно обнаружить фразу в самом начале текста: “Если союзному правительству президента Линкольна были нужны только победа и полное восстановление Соединённых Штатов, то конфедератов вполне устраивало сохранение статус-кво на начало военных действий”. Так что замечание – неуместно.

      “Упускается из виду, что конфедераты тоже, мягко говоря, не так чтобы особо понимали, за что они воюют” – историк Шелби Фут на работе которого я основываю концепцию, как раз полагает, что южане отлично знали за что сражаются, в отличие от северян. А это исследователь вопроса №1. Если есть желание – предлагаю спорить с Футом.

      “от славословий в адрес конфедеративного духа аж зубы сводит” – заслуженные славословия. Северяне то себя с точки зрения военного искусства особо не проявили. И, кстати, Макклеллан, Шерман и Грант упомянуты как выдающиеся полководцы.

    • Ага, именно поэтому южане долбали северян на протяжении всей войны до самого конца. Хотя те тупо заваливали южан мясо и били превосходством в снарядах и пушках. Потому что они ну вот совсем не понимали за что они воюют.

      • Где, простите, долбали? Мало-мальски измеримые успехи у южан были только на центральном для них фронте, причем в основном в обороне. На других фронтах, вопрос в основном сводился к “как скоро rebel yell сменится rebel yelping”.

        • Вообще сочетание техники и тактики вело к тому, что атакующий проигрывает. Каменная стенка по колено/выемка на дороге/просто чистое поле становятся для наступающих непреодолимой преградой. Но это поняли только к концу войны, и вот тут северяне начали ГРАМОТНО реализовывать преимущество

      • На Востоке, где на ограниченном участке между двумя столицами бодались две армии, конфедераты может и долбали федералов, на Западе же почти сразу для конфедератов всё складывалось печально. Пока Ли одерживал победы, уже в начале 1862 года конфедераты потеряли Миссури, Теннесси, Кентукки и часть восточной Луизианы с Новым Орлеаном. В 1863 году федералы захватили Виксберг, разрезав Конфедерацию по реке Миссисипи, а затем пришла очередь и Джорджии. Так всё печально на Западе было, что пришлось даже туда корпус Лонгстрита отправлять с Востока.

  2. Ну и да –

    “Им не было нужды вести тяжёлую войну на истощение, завоёвывать каждый штат янки и пытаться подчинить своей власти северян.”

    северянам тоже не надо было. Им достаточно было захватить Ричмонд, и оставшись без TIW, остальная Конфедерация коллапсировала автоматически.

    • Забавно, но Ричмонд захватили лишь в апреле 1865 г., за неделю до капитуляции. А так – да, верно 🙂

      • Yep. На чем, собственно, Конфедерация и тихо сложилась без особого шума, т.к. окончательно утратила всякую возможность восполнять материальные потери. И собственно, не протормози северяне с кампанией на полуострове – коллапс Конфедерации наступил бы на два года раньше.

        То есть для конфедератов ситуация постоянно осложнялась тем, что у них был незаменимый, невосполнимый стратегический объект – TIW – потеря которого означала автоматический проигрыш. И этот объект, как назло, располагался НЕ в глубине их территории, а близко к фронту. Что делало его очевидной целью, и вынуждало оттягивать непропорционально большие для южан усилия на его защиту.

        • Наступление на Ричмонд северяне пытались начинать несколько раз, но успехом это увенчалось только после “Марша к морю”, следовательно…

          • …Следовательно конфедераты прекрасно понимали, что им кирдык, если они потеряют TIW, и бросали все свои немногочисленные резервы на защиту столицы.

  3. А ведь победи конфедераты, Америка была бы лучшей версией самой себя. От рабства бы всё равно отказались – новые времена проломили бы ситуацию под себя. Да и думаю даже на юге рабство чернокожих воспринималось как что-то нормальное далеко не всеми.

    А по всем остальным вопросам юг всегда был выше севера головы на три.

    • Не “новые времена”, а неизбежное падение цен на хлопок. Ввиду растущей британо-русской конкуренции. Ажиотажные цены на хлопок подстегивали конкурентов, а без сверхприбылей и рабство было невыгодным.

      Проблема только в том, что без сверхприбылей от хлопка невыгодной становилась и вся Конфедерация. И что делать с миллионам негров, никто понятия не имел. Наиболее вероятный был бы сценарий, когда плантаторская верхушка, наспех освободив негров, делает “адью!” ручкой, и уплывает с чемоданами золота в Британию. Оставив простачков вроде Ли и к.о. управляться с нищей, озлобленной, и раздираемой на части расовыми противоречиями страной. На какой-то стадии, Север (злой и реваншистски настроенный) вводит в это мега-Гаити войска, рассаживает героев-генералов по казематам, и решает вопрос.

      • Ну в целом. да.
        но есть некоторое противоречие в “а без сверхприбылей и рабство было невыгодным” и “уплывает с чемоданами золота в Британию”. тут навряд ли так сработало.
        Рабство давало возможность работать задешево и иметь прибыль при низких ценах, разе нет?
        Ну и редкий бизнес смог просто бросить свой актив и уехать – до последнего бы боролись, хотя и живя в Европе.
        Но вывод один – да. Юг хиреет.
        Хотя с каждым годом обе части Америки бы теряли в силе.
        Поэтому если Юг долгое время выдерживал бы натиск Севера, то Север потерял бы много времени в промышленном росте. И была бы вероятность, что Конфедерация смогла при поддержке Британии выстоять.

        В итоге к 20 веку в США получается карикатурная версия Европы. Да еще с рабством, как минимум в некоторых штатах.

    • С промышленностью у Юга было примерно никак
      С запуском индийских хлопковых плантаций Юг из стратегического партнера Англии моментально превращался в конкурента

  4. И наконец, на Юге к началу конфликта уже успела сложиться вполне полноценная нация, осознающая свою особость и свои интересы.

    не просто нация, а рабовладельческая нация. В середине 19 века. Ну это такое себе… Более того, у них даже на горизонте не было перспективы освобождения рабов.

    Ну и самое главное по статье. Война Севера и Юга – это прежде всего противостояние двух моделей экономики: промышленная и с/х-но-ресурсная. Первая заинтересована в свободных руках (это и дешевые более-менее квалифицированные рабочие, потребители и пр.), развитии городов и протекционистских мерах в отношении промтоваров.
    Вторая наоборот – рабовладение и отсутствие пошлин на импорт. Они потребители промтоваров. Они не особо заинтересованы в развитии промышленности, а зарождающейся промышленности тяжело развиваться без протекции в то время (да и сейчас).
    Юг для севера “законная” территория для сбыта продукции.
    В итоге военная победа принципиально не решала проблемы. Север бы раз за разом набрасывался на Юг. И если бы каждый раз его отбрасывали назад он бы захирел, а рабовладение процветало бы еще долго. Так себе ностальгия, на самом деле.

    Но да, хоганбиики, воинская доблесть и искусство заставляют закрыть глаза на моральную составляющую проигравших.

    • Зачем Северу набрасываться раз за разом? Сбывал бы на Юг свою промышленную продукцию, выигрывая конкуренцию с Европой за счет более дешевой доставки.

      • Почему-то в РФ это не сработало))
        Там просто качество сильно хромало, да и количество тоже. Промышленность только-только поднималась. На старте, если ты не первый, нужно чуть больше, чем экономия за счет доставки, даже из-за океана.

      • Потому что морская логистика из Британии априори дешевле.

        • // Потому что морская логистика из Британии априори дешевле.

          даже речного транспорта? у них же как раз реки с севера на юг текут.
          или там производители и потребители располагались не удобно?

          • На тот момент британские товары априори дешевле всего остального мира. И да, пожалуй что морская логистика из Британии будет дешевле речной с севера. Собственно, одним из краеугольных камней всего раскола было как раз желание северян ввести протекционистские тарифы, чтобы защитить свою индустрию от британских конкурентов.

  5. Так ещё во время рейда Джеба Стюарта в 1864м чуть Вашингтон не взяли и наблюдавший за боем Линкольн стоял рядом с офицером убитым шальной пулей.

  6. “Приказ был скопирован для каждого из командующих, но штабная копия в суматохе военных действий попала в руки неизвестного офицера, который не придал документу особого значения и завернул в него свои сигары.” – вот чем дольше встречаю эту историю, тем больше уверен, что это деза для прикрытия реального источника.

    • Бернард Корнуэлл (который про Шарпа), кажется, эту тему отработал. У него есть годный цикл романов про Гражданскую войну.

  7. Начнём с того, что Конфедерация находилась в заведомо более выгодном политическом и стратегическом положении.

    Все эти юридические и политические аргументы проведенные в статье верны или отчасти верны, но никак не перекрывают что на стороне Севера была банально Сила – промышленный и мобилизационный потенциал, тот самый порядок который со времен Пунических войн бьёт класс.

    Вообще, боязнью создания такого правительства была пронизана вся политическая жизнь Америки XIX — начала ХХ веков. Увы, в итоге сторонники свободных штатов проиграли. В ХХ веке в США сформировалась система, которая может игнорировать позицию отдельных штатов, навязывая им законы и правила жизни.

    Общество убежденных рабовладельцев проиграло, увы-увы.

    Но и всем отечественным вздыхателем о Славном Юге традиционно предлагается повздыхать о наших помещиках.

    А кто считает что если бы Юг победил то пиндосы им бы сейчас не ссали в подъезд – вспомнить что вообще-то США были нашими традиционными союзниками до 1945.

    • // Все эти юридические и политические аргументы проведенные в статье верны или отчасти верны, но никак не перекрывают что на стороне Севера была банально Сила

      Пунические войны длились более ста лет. У севера не было столько времени. Уже через 30-40 лет при слабости североамериканского государства разборки между штатами стали бы очень интересны европейцам. И тут все соотношение сил изменится непредсказуемым образом. То есть Югу надо было продержаться 30-40 лет и там все могло пойти в его пользу.

      Фактически без победы севера в АРЛ исчезает огромный кусок промышленности. “Бесхозным” остается чуть ли все западное полушарие. Это все катастрофическим образом меняет фокус противостояния колониальных держав. Все державы рванут в обе Америки делить рынки и ресурсы. Европейский капитал станет разрастаться намного быстрее, концентрации капитала в одних руках при том же развитии науки будет в этой реальности много выше. Это был бы мир паропаранка и дизельпанка.

      Изменились бы не только союзники, но и противники. Возможно ПМВ, а за ней и ВМВ были бы совершенно другими. Поэтому те, “кто считает что если бы Юг победил то пиндосы им бы сейчас не ссали в подъезд ” вполне могли бы оказаться правыми. Но мир в целом бы хуже.
      Но это уже альтернативщина полная))

      //Общество убежденных рабовладельцев проиграло, увы-увы.

      Вот с этим полностью согласен. Сложно понять тех, кто переживает из-за гибели рабовладельческого общества в 19 веке. Это все равно, что расстраиваться отмене крепостного права – мол какую страну потеряли.

      • // Пунические войны длились более ста лет

        Ибо происходили в античности с античной логистикой со столицам противников на разных сторонах моря.

        // Вот с этим полностью согласен. Сложно понять тех, кто переживает из-за гибели рабовладельческого общества в 19 веке. Это все равно, что расстраиваться отмене крепостного права – мол какую страну потеряли.

        На Вархеде была статья где они даже в 1865, можно сказать под дулом пистолета, продолжали находить саму идею эмансипации негров возмутительной.

        • // Ибо происходили в античности с античной логистикой со столицам противников на разных сторонах моря.

          Так и в новое время между поражением и реваншем (или попытками реванша) временной период составлял не менее 10-20 лет. При этом следующая война, я думаю, привлекал бы большее внимание европейцев. То есть выдержи Юг 1-2 войны, дотянул бы 20 века и не было бы Федерации в северной Америке.
          Но это, конечно, все домыслы и предположения.

  8. CS против US никак не могли победить.
    Несравнимые ресурсы.
    Аналог- ІІІ Райх против СССР..

Добавить комментарий