Паровоз на смену индейской лошадке пришёл довольно быстро. Лет за триста. Но чем успел стать конь для индейца за это время и почему настолько перевернул всю жизнь американских равнин?

Бабушка, иди помирай!

Пешая цивилизация физически не способна заботиться о стариках. Индейская старуха, едва лишь ей становился не по силам долгий переход, имела социальные гарантии размером в одну крохотную палатку, немного еды и немного растопки. Когда всё это заканчивалось, она ложилась в той палатке и уже больше не вставала. Племя к тому времени уходило далеко, и предсмертную старухину песню слушали разве что стервятники.

Старики обычно в палатку не хотели — и старались вовремя убиться в набеге о врага. Как правило, у них получалось.

Закончился этот ужас каменного века только с прибытием на континент цивилизации.

Сколько нёс индеец?

«Да в чём проблема-то? — спросит кто-то. — Почему нельзя было просто идти помедленнее, чтобы все успевали?»

Да вот нельзя. Индейское жилище из жердей, шкур, колышков и ремней весит примерно четверть тонны. Одно только крохотное жилище, без ничего. Когда буквально любой прёт на себе какую-то часть критической для выживания инфраструктуры — плюс еда, плюс оружие, плюс снаряжение — тащить на себе ещё и беспомощную старуху физически невозможно.

А как же индейские собаки?

Увы! Привычные нам четвероногие всяких специальных пород — результат многовековой работы цивилизации. Которая может позволить себе отдельную псарню вместо поля без крыши над головой, грамотную диету вместо объедков и письменный учёт качеств потомства. Веками, до получения результата!

Индейская собака

Типичная индейская собака до прибытия белых — мелкое визгливое недоразумение, которое в русском языке характеризуется ёмким собаководческим термином «самосерька».

Дискутировать о том, насколько они пригодны к перетаскиванию волокуши с человеком бесполезно. И да, колеса индейская цивилизация тоже не знало, да и особой возможности его изготовить не имела. Лошадь буквально стала и её основой, и её спасением.

Первые шаги

Лошади добрались к Равнинам примерно в XVI веке. Поначалу их реально боялись, а всадников полагали двухголовыми чудовищами… но стрела в грудь, как правило, с этим чудовищем прекрасно справлялась, а бесхозная лошадь выглядела хотя бы доступным мясом.

Когда оказалось, что на коне можно ездить и он ещё и отлично понимает хозяина. — изменилось всё.

Я родилась в счастливые времена. Даже старики могли ехать верхом. Мы танцевали и пели, сердца наши стали лёгкими, как пёрышки. У нас было много жирного мяса.

Жирное мясо

Как скажет любой диетолог, несбалансированная, преимущественно мясная диета — штука очень бестолковая. Чтобы наесться мясом почти без ничего, его нужно жрать буквально килограммами.

indian

То есть племя без лошадей, завалившее бизона, живёт впроголодь. А вот с лошадьми сможет устроить хорошую большую охоту — и завалить много бизонов.

Мясо. Шкуры. Кости. Жилы. Основа для крафта инвентаря любого охотника каменного века.

И всё это становится на порядки доступнее, когда у племени достаточно жеребцов.

Шестисотый мерин

Богатый воин мог иметь в личном владении табун в среднем от полусотни до пары сотен голов. На большую семью могло запросто приходиться огромное стадо. Утраченный современной цивилизацией навык животноводства тогда запросто позволял владельцу помнить каждую свою коняшку «в лицо» — и достаточно часто возвращать похищенную даже несколько лет спустя в ответном набеге.

Дополнительную ценность лошади придавали белые.

Чейндж?

За хорошего жеребца можно было получить товара долларов на шестьдесят. В отдельных случаях и до сотни доходило. Железная посуда. Сковородки, из ручек которых получаются такие замечательные прочные ножи! Тканые одеяла, рубахи, цветные нитки, бисер, оружие, свинец и порох… Стадо превращалось в самовоспроизводящийся источник личного благосостояния.

Навсегда, пока не исчезнут белые!

Логистика войны

Лошадь для скорости. Лошадь для очень дальней поездки. Лошадь для волокуши. Лошадь для зимних условий и преодоления снега. Лошадь для помощи в бою (и не стоит недооценивать укус или удар копытом — обученный конь умней собаки и запросто может убить или покалечить одним точным ударом). Нормальному воину приходилось содержать целый табун самых разных специализаций только для сохранения боевого преимущества.

С момента появления на континенте скакунов пешие индейские племена стали добычей.

Они либо научились ездить верхом, либо пали жертвой индейского геноцида.

Индейский геноцид — резня племён по этническому признаку в целях личной наживы, осуществляемая, как правило, соседями. Чаще всего индейские кочевники резали полуоседлых соплеменников.

Тренировка и подчинение

Обученный индейский конь мог очень многое. Преследовать добычу лучше хорошей собаки — часами. Держать удобную позицию для огня всадника на скаку. В бою стоять рядом и держать тыл. Замирать по команде. Подавать бесшумные сигналы подёргиваниями ушей — разные для замеченной добычи и замеченного человека!

Кто лучшая пони?

Для индейца много значили и мистические признаки лошади. Команчи признавали только двухцветок-пинто. Кайовы утверждали, что пинто — для баб. Хикарийя-апач без малейшего стеснения украл бы вороного коня с белой звёздочкой на лбу и гордился бы трофеем. Кайова-апач удавился бы (а лучше — удавил кого-нибудь другого) за рыжего жеребца. Совершенно иррациональным уважением пользовались мулы.

Пинто

Никакого смысла в этом переборе мастей, полов и (не)обязательной кастрированности не было — просто набор суеверий. Но сформировался он в историческом масштабе практически моментально. Как и вся индейская цивилизация в известном нам виде.

Культура и животноводство

Ну вот, казалось бы, какое отношение может иметь ездовое животное к взрывному развитию культуры?

Между тем основной массив записанных индейских культурных традиций имеет в своей основе «лошаденомику».

Шаманские практики и сложные обычаи придумывают старики. В обществе, где к склону лет карьерный выбор сводился к удару врага или палаточке на пустоши, фантазия шамана особо разгуляться не успевала. Зато вот потом они успели натворить очень и очень многое.

Соответствующее развитие претерпела и воинская традиция.

Не случайно бывшие советские республики с исторически большим процентом кочевого населения могут похвастаться достаточно богатой культурой верховых народов. У них лошадь была сразу, времени построить сложную кочевую цивилизацию хватило. Американским индейцам пришлось успевать в короткий промежуток между прибытием на континент цивилизации и появлением массового железнодорожного и автомобильного транспорта. Их государственность не успела сформировать даже завалящую орду. И всё это — развитие целого народа — веками определяла только лошадь!

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

6 КОММЕНТАРИИ

  1. Ну про утраченный навык зря, в археологических разведках по глухим местам Поволжья и не только, встречался мне неоднократно тип деревенского пастуха, из тех что после глотка самой дешёвой водки, затягивались “Искрой” без фильтра. Так эти рябета каждый раз утверждали, что помнят каждое животное в своём стаде.
    А в остальном спасибо, хорошая иллюстрация о роли лошади в мире индейцев, как-то даже не задумывался.

  2. На Великих равнинах до появление лошади ряд индейских племен практиковали земледелие. Их вытеснили появившиеся кочевники.
    Так, полуоседлые апачи проиграли команчам, которые были только конными охотниками.

  3. Классно! Спасибо.
    Только дат не хватает. Хорошо бы озвучить время, когда их приручили, когда возникли те или иные особенности поведения примерно хотя бы. Чтобы понимать сроки “внедрения” лошади в индейскую культуру.

Добавить комментарий для Алексей Огородников Отменить ответ