Благодаря санкциям многие внезапно узнали о зависимости нашей промышленности — включая оборонку — от западных технологий. Особо крепкие задним умом немедленно завопили про преступную непредусмотрительность, не обошлось и без привычного «при Сталине такого не было!» А как на самом деле с этим было при Сталине?

К началу XX века Российская империя давно и прочно входила в число «великих держав», однако серьёзно отставала от тогдашних промышленных и технологических лидеров. Что сказывалось в том числе и на вооружении её армии.

Достаточно вспомнить, что русская пехота встретила Первую мировую с револьверами бельгийца Л. Нагана и пулемётами американца Х. Максима. А уже в ходе войны пришлось массово закупать даже стрелковое оружие — от пулемётов до устаревших винтовок — по всему миру, плюс пытаться наладить производство ручных пулемётов датчанина В. Мадсена. В более «технических» родах войск зависимость от иностранных технологий была ещё выше.

Последующие революции, распад страны и гражданская война данное положение вещей, понятно, только ухудшили. Причём дело было даже не столько в физической потере каких-то предприятий, сколько в потере преемственности конструкторских школ и огромного количества кадров — от учёных и инженеров до квалифицированных рабочих. Однако поддерживать боеспособные и современные вооружённые силы было жизненно необходимо. И самые серьёзные проблемы вызывали как раз «высокотехнологичные» типы вооружения и боевой техники.

Самолёты

По окончании Гражданской войны в распоряжении Рабоче-крестьянского Красного воздушного флота оставалось, по разным подсчётам, от двухсот до трёхсот аэропланов. В основном иностранных и очень сильно ушатанных. Отечественное авиационное производство, и до революции не блиставшее масштабами и занимавшееся в основном постройкой (а то и просто «отвёрточной сборкой») иностранных машин по лицензиям, усохло к тому времени на порядок. Так что единственным способом оперативно нарастить авиапарк была закупка самолётов за границей.

В результате в 1921-24 годах никем толком не признанное государство ухитрилось приобрести в разных странах почти семь сотен только боевых самолётов. Среди них были германские «Хальберстадт» CL.4 и «Фоккер» D.VII, голландские «Фоккер» C.IV и D.XI, британские «Мартинсайд» F.4, «Авро» 504К и «де Хэвилленд» DH.9, итальянские «Ансальдо» А.1, SVA.10 и А.300. Плюс другие модели, закупленные в единичных экземплярах для изучения.

Однако на голом импорте далеко не уедешь, поэтому параллельно началось производство первых советских действительно серийных машин — учебного У-1 и разведчика Р-1.

У-1

Это были «пиратские» версии британских «Авро» 504К и «де Хэвилленд» DH.9 соответственно, конструкции которых Н. Н. Поликарпов творчески перепахал под куцые технологические возможности нашей тогдашней промышленности и местные материалы.

Той же цели — развитию отечественного производства — должно было послужить и заключённое в 1923 году соглашение с германской компанией «Юнкерс». Считается, что этот проект закончился пшиком — в ВВС РККА поступило не так много собранных в СССР самолётов Ю-20 и Ю-21. Но после разрыва концессии остался завод в Филях, а советские инженеры и рабочие получили бесценный опыт постройки цельнометаллических машин.

Все эти усилия не прошли даром: к 1925 году СССР уже смог себе позволить отказаться как от закупки иностранной авиатехники для строевых частей, так и от копирования чужих моделей. Однако имевшиеся конструкторские мощности, а также недостаток опыта ещё долго не давали самостоятельно разрабатывать весь спектр необходимых самолётов. Поэтому советское руководство с большим энтузиазмом восприняло появившуюся с 1934 года возможность прикупить ещё и американские новинки в области военной авиации — как для изучения, так и для возможного лицензионного производства.

Самым известным из этих приобретений стал, конечно же, ПС-84, он же Ли-2, в девичестве «Дуглас» DC-3. Исходно он был гражданской машиной, но все прекрасно понимали его возможности как военно-транспортного самолёта, так и бомбардировщика: американский B-18 «Боло» был сделан как раз на базе DC. Лицензия на эту машину была куплена в 1936 году, а пока шло освоение производства, приобрели ещё и два десятка готовых самолётов.

ПС-84

Ещё были знаменитая летающая лодка «Консолидейтед» PBY-1 «Каталина», получившая у нас индекс ГСТ, и лёгкий бомбардировщик-штурмовик «Валти» V-11GB, ставший у нас БШ-1, — но они выпускались лишь малыми сериями. Ещё на две модели — четырёхмоторную летающую лодку «Мартин» 156 и дальний истребитель «Северский» 2PA — также купили лицензии, но в производство в СССР они так и не пошли.

Ну а венцом «заимствования» американской авиатехники стала, конечно же, эпопея с созданием первого советского послевоенного стратегического бомбардировщика Ту-4, перепиленного из «Боинг» B-29 «Суперфортресс». История эта настолько известна, что вряд ли имеет смысл её пересказывать. Напомним лишь, что приказ о начале этого проекта датирован пятым июня 1945 года. То есть ещё до первого испытания ядерного оружия в США.

Авиадвигатели

Кроме собственно самолётов за рубежом в большом количестве приобретались разного рода авиационные материалы и оборудование. От плакированного дюралевого листа и профилей до пропеллеров изменяемого шага, турбонагнетателей, автопилотов, радиокомпасов и многого другого. Но на одной позиции хотелось бы остановиться поподробней.

С собственными двигателями внутреннего сгорания в «России, которую мы потеряли», было не просто плохо, а очень плохо.

Поэтому ничего удивительного, что первые советские самолёты — уже упоминавшиеся У-1 и Р-1, — как и большинство аэропланов Российской империи, тоже летали на копиях иностранных двигателей. На М-2, клоне французского «Рон» 9J, и на М-5 — копии американского «Либерти» L-12.

«Либерти» L-12 и М-5

В межвоенные годы в СССР приложили титанические усилия для создания как собственного двигателестроения, так и отечественных образцов. Однако если мы посмотрим, на чём летали многие советские боевые самолёты Великой Отечественной, то увидим следующую картину:

  • И-153, И-16 — на М-25, М-62 или М-63 на базе американского «Райт» R-1820.
  • Су-2, Ту-2, Пе-8, Ла-5, 7, 9 — на М-82, двухрядной версии М-62.
  • Пе-2, ЛаГГ-3, Як-1, 3, 7, 9 — на М-105 — М-108 на базе французского «Испано-Сюиза» 12Y.
  • Су-2, Ил-4 — на М-87 и М-88 на базе французского «Гном-Рон» 14К «Мистраль Мажор».

При этом глупо иронизировать над тем, что конструкторами этих двигателей указываются А. Д. Швецов, В. Я. Климов и С. К. Туманский — они это заслужили уже за то, что сначала смогли приспособить эти «чудеса враждебной техники» под отечественные производственные возможности и материалы, а затем раз за разом выжимать из них всё новые лошадиные силы. А потом и создавать уже полностью оригинальные конструкции.

Танки

В отличие от авиации, в танки великая и ужасная Российская империя «не шмогла» от слова совсем. Так что первыми танками отечественного производства стали 15 уже советских машин типа «Рено-русский», построенных в 1920-21 годах. Как видно из названия, они были скопированы (опять же, с поправкой на технологические возможности) с захваченных у белогвардейцев лучших танков Первой мировой — французских «Рено» FT.

«Рено-русский»

Но это была пока скорее кустарщина. Первыми действительно серийными советскими танками стали запущенные в производство в 1927 году МС-1 или Т-18. Тоже по мотивам «Рено», хотя с исходным образцом их к тому времени связывала лишь общая компоновка машины. Но при этом в качестве запасного варианта рассматривалось производство прямой копии итальянского «Фиат» 3000 — усовершенствованной версии всё того же «Рено» FT.

Как и в случае авиации, для ускорения разработки собственных конструкций было решено привлечь зарубежных специалистов, тоже из Германии. В 1930 году в СССР прибыла группа специалистов во главе с Э. Гротте. Разработанная ими и прикомандированными советскими инженерами модель в результате в серию не пошла, однако полученный опыт пригодился для создания последующих тяжёлых танков.

Несмотря на напряжённые отношения с Великобританией, в том же 1930 году там была куплена партия лёгких танков «Виккерс» Mk. E и лицензия на их производство в СССР. Поначалу танк получил довольно сдержанные оценки, но после известий о закупке таких же машин Польшей было принято решение о производстве «виккерсов». Которые в итоге положили начало линейке Т-26 — самого массового советского танка довоенного периода.

Тогда же закупили лицензию на популярную во всём мире британскую танкетку «Карден-Ллойд» Mk.IV, что выпускалась у нас как Т-27. А лёгкий трактор той же компании «Карден-Ллойд» плюс прототип созданного на его базе лёгкого плавающего танка «Виккерс», купленные в 1930-32 годах, стали основой для создания советских плавающих танков Т-37А и Т-38.

Т-38

Также в 1930 году в США закупили два образца и техническую документацию колёсно-гусеничного танка М.1931 У. Кристи, послужившего базой для линейки «быстроходных танков» БТ.

Компоновка этой машины во многом повлияла и на конструкцию пришедшего ей на смену Т-34.

Таким образом, первые два условных «поколения» советской бронетехники были во многом созданы на базе зарубежных образцов. Что позволило построить в конце 1930-х следующее, уже целиком отечественное поколение танков мирового — а зачастую и выше мирового — уровня. Тех самых машин, что во многом и обусловили победу в Великой Отечественной.

Артиллерия

Артиллерийская школа в России была традиционно сильной. Так что вопросы с полевыми орудиями в СССР в основном решались своими силами. Как путём глубокой модернизации старых образцов, так и созданием уже советских. Однако в некоторых новых областях никаких наработок попросту не было, поэтому было логично тоже обратиться к передовому зарубежному опыту.

Первой, к кому обратились, стала опять Веймарская республика. В 1930 году с германским концерном «Рейнметалл» было заключено секретное соглашение о налаживании в СССР производства сразу шести немецких артиллерийских систем. Включая предоставление образцов, технической документации, необходимой оснастки и даже комплектов самых сложных деталей для первых партий.

Часть из этих систем — 20-мм и 37-мм зенитные автоматы 2-К и 4-К — освоить в производстве у нас так и не смогли. Ещё две — 152-мм мортира (НМ) и 152-мм гаубица (НГ) — были выпущены малыми партиями и никакого влияния на ход боевых действий оказать не могли. Зато две оставшихся были крайне удачным приобретением.

Первой из них была пушка 3,7 cm Pak 29, получившая у нас название 37-мм противотанковая пушка обр. 1930, или 1-К. Кроме того, на её базе создали танковую пушку 5-К (Б-3), которой вооружались танки БТ-2 и ранние Т-26. А ещё через два года она была модернизирована и превратилась в знаменитую «сорокопятку» — 45-мм пушку обр. 1932, или 19-К, а также в танковую 20-К, что ставили на БТ-5, БТ-7, Т-26 и другую лёгкую бронетехнику.

Другой полезной покупкой стала 7,5 cm Flak L/59, ставшая у нас 76-мм зенитной пушкой обр. 1931, или 3-К. В 1938 году у неё был доработан лафет, и в таком виде орудие провоевало всю войну. Дальнейшим её развитием стала уже 85-мм зенитная пушка обр. 1939, или 52-К, от которой затем неплохо досталось немецким самолётам и танкам.

Однако не немцами едиными.

Во время конфликта на КВЖД в 1929 году наши войска затрофеили французский 81-мм миномёт «Брандт» обр. 1927, который стал основой для разработки советского 82-мм батальонного миномёта обр. 1936, или БМ-36. Полученный при этом опыт позволил СКБ-4 Б. И. Шавырина разработать затем целую линейку отечественных миномётов, в том числе знаменитый 120-мм обр. 1938, который у нас затем скопировали уже немцы.

После ряда обломов как с разработкой собственных зенитных автоматов, так и с освоением лицензионных немецких, советские специалисты заинтересовались шведской зениткой «Бофорс» 25-мм M/32. После испытаний закупленных в 1935 году образцов орудие решили перепилить на больший калибр. Результатом стали 37-мм автоматическая зенитная пушка обр. 1939, или 61-К, и её морская версия 70-К. Фактически аналог знаменитого 40-мм «Бофорса».

Ещё одним узким местом артиллерийского парка РККА были «орудия большой и особой мощности». И если за 1930-е годы с большим трудом разработали собственный «триплекс» большой мощности, то орудия особой мощности предпочли заказать за границей. В 1938 году у чехословацкой «Шкоды» купили лицензии на 210-мм пушку Бр-17 и 305-мм гаубицу Бр-18, переработанные в соответствии с советскими требованиями. Причём опытные образцы и документацию советской стороне передали уже после оккупации Чехословакии немцами.

Всё заимствовано?

После прочтения даже этого сильно неполного списка — мы тут даже не коснулись ни флота, ни автомобилей и гусеничных тягачей, ни многого другого — может сложиться впечатление, что межвоенный СССР только и делал, что покупал или, мягко говоря, «заимствовал» чужие технологии. Однако, если сравнить это со всей номенклатурой вооружения и боевой техники, выпускавшейся в нашей стране накануне и в ходе Великой Отечественной, то хорошо видно: подавляющее большинство составляли уже собственные разработки.

Просто тогдашние руководители нашей страны были, к счастью, людьми предельно прагматичными — в отличие от некоторых их нынешних чересчур экзальтированных поклонников.

Перед ними никогда не стоял вопрос «вам шашечки или доехать?» — им нужен был результат. И не в светлом будущем, а здесь и «ещё вчера».

И в этом они были не одиноки. Те же американцы, имевшие несоизмеримые с СССР возможности, поступали точно так же. Нет своих наработок по противотанковым средствам — творчески копируем всё ту же немецкую 3.7 cm Pak 36 и заказываем британские ПТР «Бойс». Проблемы с зенитными автоматами — покупаем швейцарские «эрликоны» и шведские «бофорсы». Нет авиапушки — берём британскую версию «Испано-Сюизы» HS.404. Отстаём по радарам — опять к британцам. Проблемы с торпедами — пиратим немецкую G7e. И так далее.

Советские руководители, конечно, предпочли бы, чтобы всё критически важное разрабатывалось на месте. Но с другой стороны, они умели считать деньги и понимали, насколько глупо играть в автаркию и распылять силы и средства на изобретение велосипедов. На то, что уже придумали и отработали другие и что гораздо быстрее и дешевле купить готовым. А потом максимально быстро освоить у себя.

А о «приоритетах» и прочем национальном гоноре можно будет потом. После Победы. Что, в общем, и было сделано в виде кампании по борьбе с «низкопоклонством перед Западом». Отголоски которой мы и наблюдаем по сей день.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

60 КОММЕНТАРИИ

  1. И ещё подводные лодки и разное к ним, например, дизели. Морозов и Кулагин хорошо раскрывают эту тему.

    • Ну, это ж благодаря дискуссии у тебя в ЖЖ идея возникла и я пообщал написать. Пацан сказал — пацан сделал 🙂

  2. Отличный разбор!

    P.S. Итальянские мотивы в советском военном кораблестроении + британские элементы в подводных лодках тоже можно упомянуть.

    • Ну, я ж написал, что флот и тот же транспорт я сознательно не трогал. Там и по самолётам пришлось много интересного опустить. Например, И-7 конструкции тов. Хейнкеля, приглашение “группы Ришара” из Франции, закупки гидросамолётов в Италии и Германии и так далее.

  3. какое копирование?что вы несете?что за очернение и антинаучный бред??советская техника не имела аналогов в мире а нашу школу танкостроения заложили еще при Иване Грозном 😀

    • Получилось близко к правде, если считать по Грабину, что танк это самоходная повозка для пушки. Отечественная артиллерия была создана под руководством итальянских мастеров при Иване III, который так же назывался Грозным. А при Иване по порядковому номеру 4 сложилось уже собственная школа мастеров-литейщиков, самым известным из которой был Чохов

  4. “В отличие от авиации, в танки великая и ужасная Российская империя «не шмогла» от слова совсем.”
    Это не правда. В 1915-196 годах был разработан, построен в двух опытных экземплярах (“Илья Муромец” и “Ахтырец”) и испытан пушечный полугусеничный броневик с 3-х дюймовым орудием. Запуску в серию помешала революция. На фоне ранних французских танков и изделий “сумрачного тевтонского гения” наш броневик выглядит весьма адекватно и сбалансированно.

    • Ну да, клятые большевики, а так бы запановали, только почитайте для саморазвития, сколько было в РИА бронеавтомобилей и на базе чего они создавались. Ещё можно ознакомиться с эпопеей про попытку освоить производство гораздо более примитивных ручных пулемётов.

      • Бронеавтомобилей в РИА было несколько сотен, что вполне хватало для боевых действий: из-за отсутствия противотанковой артиллерии потери броневиков были низкие. Строили броневики, как правило, на базе американских грузовиков, а полугусеничные – на базе американских тракторов.
        Отметим, что наши противники практически не использовали ни броневики, ни танки: http://history.milportal.ru/o-germanskix-bronevikax-pervoj-mirovoj/

      • Что касается производства ручных пулеметов, то для этого был построен Ковровский оружейный завод (сейчас им. Дегтярева). Но наладить производство не успели, поскольку случилась революция.

        • Опять, революция помешала, сколько времени ушло на создание лицензионного производства Мадсенов, которые были тогда далеко уже не хай-теком. Французы за этот период завалили свою армию Шошами, а бритты Льюисами, так что дело не в революции, далеко не в ней

          • “Мадсенов, которые были тогда далеко уже не хай-теком”
            Мадсен серийно выпускался до середины 20 века и до сих пор кое-где стоит на вооружении. Сравним с крайне неудачным пулеметом Шоша.

          • То, что конструкция была удачная (относительно) не делает ее хай-теком.

        • А что ж вы забыли сказать, что тот завод в Коврове вовсе не Российская империя строила, а датчане? И не просто, что называется “под ключ” со всеми станками и оборудованием, но там и рулить на первых порах должны были датские инженеры, средний технический персонал и рабочие-станочники.

    • Нет в серии = нет вообще.
      Построить опытный экземпляр – это не более чем четверть дела. Нужно пустить в серию. Если “не шмогла” в серию (причина неважна), то и говорить об этом нечего.

      • Причина того, что гусеничные броневики не пошли в серию, исключительно одна – революция. Поэтому правильно сказать, что РИ просто не успела развернуть танкостроение. Никаких технических и производственных препятствий для этого не было.

        • Про то, что никаких технических и производственных препятствий для запуска в серию нет можно говорить только после запуска в серию, но никак не раньше.
          “Гладко было на бумаге” (с)

          • Гусеничные броневики строились на шасси американских тракторов, вооружались горной пушкой образца 1909 года и двумя “Максимами”. Шасси покупали в Америке, остальное выпускалось в России. Никаких принципиальных проблем с изготовлением бронекорпуса и системы управления не было, пушечные броневики на шасси грузовиков выпускались серийно.
            Напомню также, что РИ серийно строила дредноуты, в то время как СССР постройку капитальных кораблей осилил только к 1970-м.

          • Вы уж определитесь.
            Если “там и делать нечего было – бери покупное шасси и приделывай пушку сверху”, то о каком производстве может речь идти? Это как сейчас делают – покупают в Китае и свой шильдик наклеивают. Тоже “серийное производство”?
            Если же какое-то производство все же было, то его запуск в серию – это процесс с кучей подводных камней.
            Вообще, тема “американцы шасси подгонят” приводит к проблемам как у “авиапрома” РИ, когда 3/4 двигателей поставлялись из-за рубежа и перерывы в поставках полностью парализовывали работу всех заводов.
            Это вы про те серийные дредноуты, которые за минно-артиллерийскими позициями в Гельсингфорсе отсиживалсь, боясь выйти на бой с немцами? Отсюда и вопрос: зачем они вообще нужны были? Лучше бы винтовки делали в товарных количествах.

        • Ага, кроме шасси, самим не смешно, РИ не могла толком вывезти то что союзники поставляли, а ещё и сотни шасси заказывать, ага. Поэтому и пришлось союзникам на Севере высаживаться, чтоб эти склады защитить. А ещё к этому накинуть стоимость этих шасси, на необходимый минимум с трудом наскребали

          • Союзные поставки не могла вывезти не РИ, а Российская республика им.Керенского, полностью развалившая железнодорожное сообщение. Поставки при этом не прекращались.
            Но это в любом случае другая история: через Мурманск и Архангельск шли британские поставки, а американские – через Владивосток.
            Привезти несколько сотен тракторных шасси и построить на их основе “танки” никакой проблемы для тогдашней российской промышленности не представляло. Броневики на различных автомобильных шасси выпускали вполне серийно.

          • Добавим, что “Ахтырец” был скорее не танком, а штурмовой САУ. Французские “Шнейдеры” аналогичного назначения тоже строились на базе американского трактора “Холт”.

        • А уж про линкоры не смешите, советские авианесущие крейсера это полностью и целиком отечественный продукт, а вот царские линкоры, как современные байрактары, вроде бы и турецкие, а вот копнёшь поглубже…

          • “а вот царские линкоры”
            Кажется, ничего импортного, кроме дальномеров “Барр и Струд”, на царских линкорах не было. Сами линкоры были вполне оригинальны, даже чересчур оригинальны.

            Удивительно другое: “красномыслящие” упрекают РИ ровно за то, за что хвалят СССР.

        • А как много стран в то время производили броневики и пулеметы?

          Я к тому, что если таких стран к тому времени было десятки. то РИ выглядит неважно. А если единицы, то очень неплохо.

          • Предлагаете гордиться тем, что промышленность РИ была получше, чем у Камеруна?

    • А что вас смущает в выражении “не шмогла”?
      Танков собственного производства в РИ не было. Точка.
      Рассказы про какие-то проекты напоминают незабвенное “мы бы им дали, если бы они нас догнали”.

  5. Пенять на то, что СССР начинало с копирования чужих образцов откровенно глупо.
    Напротив, такой подход нужно ставить в заслугу Сталину. Подход большого прагматика, радеющего за будущее страны.

    • Это такой грязный полемический приём, для высмеивания политического оппонента – упрощение и коверкание тезиса.
      Люди справедливо указывают на то, что в СССР на деле, а не на словах, прилагали максимум усилий для развития науки и техники, поднимали целые отрасли, ЕСТЕСТВЕННО что-то заимствуя и копируя.

      Оппоненты всё это перевирают, выдавая нечто вроде – “гы, гы, гы, тупые сталинисты говорят, что при Сталине всё было замечательно, всё было своё …ыыыы… тупые совки кричат, что советская техника была лучшая в мире и не имела аналогов… ыыы”. И начинают спорить с теми тезисами, которые сами же выдумали.

  6. У СовСоюза не было двигателей – купили лицензию и станки, не было военной химии – купили лицензию и заводы.
    У РФ нет тепловизоров – покупают “литовско-белорусские”, нет электроники – покупают китайское с переклеенными шильдиками, нет судовых двигателей – покупают китайские.
    В этом и разница.

  7. Мне кажется, что сейчас претензии к нашей зависимости от зарубежных технологий состоят не столько в копировании западных образцов, сколько в неспособности воссоздавать своими силами, на собственных заводах, часть этих технологий. Речь, конечно, об электронике.

    Ведь именно эта деталь, те случаи, когда военная промышленность страны в ПМВ и ВМВ оказывалась напрямую зависима от поставок импортных продуктов, в статье осталась “за кадром”. А там хватает, чего рассказать.

  8. В разделе про авиадвигатели не упомянут BMW VI, он же М-17, основной советский авиационный двигатель первой половины 30-х годов и танковый двигатель второй половины 30-х. Двигатели серии АМ Микулина, практически единственные оригинальные советские авиадвигатели, были развитием BMW.

    • Вот поэтому и не упомянул, потому как М-34 Микулина был уже сильно отдалённым потомком БМВ. Да и вообще, получилось бы, что вообще все авиадвижки копированные — народ вон и так возмущается 🙂

  9. Что касается летающей лодки ГСТ, то они из-за низкого качества изготовления очень сильно уступали оргинальным ленд-лизовским “Каталинам”, из-за чего не получили большого распространения

    • Да не, всё ещё печальней. Там и Таганрог не очень тянул их строительство, плюс оно сильно зависело от американских комплектущих (до профиля для набора включительно), так что после того, как с началом советско-финской Рузвельт объявил “моральное эмбарго” — лавочку пришлось прикрыть.

  10. Уважаемый автор, путём сдваивания двигателей м-62 ( 9 цилиндров, диаметр двигателя 1375 мм ) нельзя было получить м-82 ( 14 цилиндров, диаметр двигателя 1260 мм ) Сдвоенный м-62 – это м-71 (18 цилиндров, диаметр двигателя 1380 мм). А м-82 всё-таки оригинальная швецовская разработка.

        • В общем, выше всё правильно написали. Сдвоенный М-71 допиливали с оглядкой на двойную “звезду” того же Кёртис-Райта. С уменьшением как количества циллиндров так и хода поршней.

          • Творческий вклад Швецова и коллектива был велик и в Перми в итоге сформировалась сильная школа двигателестроения. Если быть совсем строгим и формальным, то все воздушники-звезды и двойные звезды 30х и 40х в мире были ближними или дальними модификациями и развитием идей и решений американских КБ и фирм. Даже BMW в свои лучшие радиальные воздушники разрабатывала на основе заимствованных идей.

  11. Спасибо за статью, как говориться, вижу лайк ставлю Колядко. А если серьезно, то ключевое здесь не заимствование технологий, это было всегда и у всех, а способность их осваивать и развивать, вот с этим у многих были проблемы. Из наиболее животрепещущих примеров, это современная Турция: закупка технологий позволила создать современный ВПК, но первые же осложнения в международной повестке приводят к проседанию многих программ, так как освоение технологий с созданием соответствующих компетенций не происходит. А вот Союз как раз мог в последнее.

  12. Мне одному здесь кажется подмена понятий?
    Кровавый совочек перепиливал, как видно из статьи, чудеса враждебной техники под собственное производство, то бишь изготавливалась в дальнейшем вся эта радость на месте. По иному и быть не могло, так как опосля РКМП и Гражданской собственную промышленность пришлось с нуля создавать, как и инженерную школу, собственно. В отличие от, как говорится, ибо российские вояки ноют как раз за то, что запчасти тупо закупаются, при этом с вводом в строй домотканных аналогов бяда.
    Не надо так 🙁

    • А вы, случайно, не заметили, что в России не так давно произошла очередная революция со сменой государственного строя, развал страны и гражданские войны как в отколовшихся странах, так в самой РФ? А экономически и демографические потери (включая те же кадры) были сильно покруче, чем после первой Гражданской. Теперь вот выгребаем помаленьку.

      • Не сгущайте краски.
        90е были, несомненно, лихими, но я в них жил и во вполне сознательном возрасте (в 92м в ВУЗ поступил). И, читая описание того, что творилось в Гражданскую скажу, что и близко не было того ужаса.
        Опять же одно дело когда население страны в общем и целом имеет среднее и высшее образование, но меняет род деятельности (как в 90е), а совсем другое когда это образование в широком смысле отсутствует.
        Разумеется, я про территорию РФ говорю; со странами СНГ несколько иная история.

        • В том то и дело, что господин Колядко, при всем моем к нему уважении, максимально оптимистичен. Чего за 30 лет с 1917го добились Советы и чего РФ за те же 30 лет (ок, 29) с 1991го? Лично у меня напрашивается вывод: текущее руководство государством не имеет ни цели, ни средств к достижению аналогичных мобилизационных, в широком смысле, результатов.

      • Проблема в том, что не выгребаем. Спустя 30 лет после 1917го СССР был страной-победителем. А что мы имеем в современной РФ спустя те же 30 лет?

        • Вот что больше всего не люблю в людях, так это лицемерие. Все любят сравнивать темпы восстановления СССР и РФ, сетовать на тупую преступную власть и т. д. Но никто почему-то не хочет задать самому себе простой вопрос — а лично я готов к восстановлению темими же темпами, но и С ТОЙ ЖЕ ЦЕНОЙ за эти темпы?

          Что-то я сильно сомневаюсь, что наши псевдолевые страдальцы готовы перебраться в бараки и землянки, и пахать от рассвета до заката как в стихе Маяковского про “через четыре года здесь будет город-сад”. Хрен там — всем подавай нормированный рабочий день, тачку в кредит и отпуск как минимум в какой-нибудь Турции или Египте.

          Извините, ребята, но так не бывает. Либо одно — либо другое. Либо с напряжением всех сил и впроголодь, но быстро, либо с относительным комфортом, но медленно.

          • Не знаю как там СССР конца двадцатых годов. А вот сейчас в России более чем достаточно средств, для развития экономики, без всяких жертв и социальных потрясений, вроде коллективизации. Ежегодно наши доморощенные олигархи выводят капитала на несколько Крымских мостов. А уж если посчитать сколько наворовали на нац. проектах, за которые никто толком не отчитался…
            Так, что умерьте свой “праведный гнев”.
            Да, лично я каждый день жертвую собой, своим комфортом и благополучием ради восстановления и развития своей страны.

          • Г-н Колядко, боюсь, что проблема не в том, готов ли лично я. Проблема в том, что не готовы вы и ваши коллеги (не все, но большинство, как мне кажется) по уютненькой и вар(хеду/кетсу). Это же вам придется, с большой вероятностью, отказаться от хобби в виде исторических изысканий и написания статей. У вас не будет на это времени. Ирония в том, что если восстанавливать страну теми же темпами и методами, у меня, да и у многих других простых читателей, с большой вероятностью ничего не поменяется. А через не очень-то и продолжительный срок еще и улучшится. Вы, очевидно, не представляете какой объем работ выполняется просто для отчетности и создании красивой картинки и в каких условиях работает и живет большинство граждан в нашей стране. Так что извините, но прежде чем любить лицемерие в людях, откажитесь от него в себе.

    • Комменты – . Мне очень понравился якобылевый гражданин. Очень хочется узнать его мнение насчёт пенсионной реформы.

      Но я в той ветке почему-то не могу комментировать.

  13. Ни о чём.
    То, что СССР по полной программе заимствовал иностранные технологии не для кого не секрет. И в условиях тотального технического и экономического отставания от передовых стран, это совершенно адекватная политика. Все страны мира так делали, делают сейчас и не видят в этом проблемы.
    Никто не кричит, что “при Сталине всё было зашибись и всё было своё, ничего не заимствовали”, кроме тараканов в голове автора статьи.

    Претензии в том, что сегодня даже скопировать технологии толком не пытаются. Все грандиозные мегапроекты оборачиваются грандиозными распилами и попилами, рядом с которыми меркнут примеры коррупции сталинского СССР.

  14. “Артиллерийская школа в России была традиционно сильной.”

    В том числе и заимствованиями.

    Начиная с Карла Карлыча Гаскойна,

    Продолжая конструкциями Круппа в системах “образца 1877 года”,

    И заканчивая английскими, немецкими и французскими корнями значительной части артсистем императорских армии и флота начала 20-го века,

    • Поправка,

      Не “корнями”, а “конструкциями”. У флота вообще, кажется, только 305-, 130- и 102-миллиметровки были Обуховского завода. Остальные — Канэ, Виккерс.

      У армии трехдюймовка делалась явно по мотивам французской, только хуже, Гаубицы — Шнейдер и Крупп.

      • Канэ и Виккерс это конструкции. А делали их отечественные заводы в т.ч. мотовилихинские, обуховские, всякие.
        12″ и 4″ вполне себе Крупп (Обухов – серийка, Крупп – конструкция). Вот для 14″ это уже не вполне так.

  15. Су-2, Ту-2, Пе-8, Ла-5, 7, 9 — на М-82, двухрядной версии М-62.

    Су-2, Ил-4 — на М-87 и М-88 на базе французского «Гном-Рон» 14К «Мистраль Мажор».

    Ну от вас-то такого не ожидал. М-82 НЕ двухрядная версия М-62, то был М-71.
    87 и 88 от гном-рона ушли достаточно далеко, к счастью, в т.ч. благодаря тому, что в них были вкручены на соплях и скотче отечественные мотивы, заимствованные из бывшего “американца” М-62.

  16. “…подавляющее большинство составляли уже собственные разработки…”

    Возьми РР “Нин” и немецкие планеры- получится МиГ 15.
    Возьми то же самое во Фпанции- получится Дассо Ураган.
    Возьми Колт 1911- получится ТТ…
    Что- то в СССР таки надо было менять.

Добавить комментарий