Роман Стругацких «Трудно быть богом» любят уже десятки лет. А всё ли мы знаем о его героях? Кем были Румата и Рэба на самом деле — или могли быть?

Благородный дон Румата

Итак, главный герой «Трудно быть богом» — Румата. Землянин XXII века с тайной миссией на другой планете в эпоху Средних веков.

Что мы имеем? Имеем тотальную сеть планетарного охвата с видеосвязью чуть ли не в прямом эфире, хотя и односторонней:

«Историки на Земле видели и слышали всё, что видели и слышали двести пятьдесят разведчиков на девяти материках планеты».

И сеть давнюю — на Земле дети, будущие наблюдатели, уже играли в благородных донов.

Известные читателю агенты — весьма видные люди в своих странах. От шамана-эпилептика при вожде племени до командира роты мушкетё… арбалетчиков Его Величества. Или даже Генерального судьи и Хранителя больших государственных печатей. Все, кроме… Руматы.

Румата прекрасно подготовлен теоретически и психологически. Родословная — «с высоты моего происхождения не видно никакой разницы даже между королём и вами».

«На мечах — первый в мире». Физически — не слабее могучего барона Пампы, а то и сильнее. Раздаёт золото пудами — на уровне местных королевств. Его буквально знает каждая собака. И… что?

И ничего. Всех достижений — спасение нескольких книгочеев (которые спиваются от безделья) да внедрение носового платка. Сам герой отмечал: «Психологическая подготовка слезает с нас, как загар».

У Руматы везде знакомства, от короля до повстанца Араты Горбатого. Верных людей — никого. Решения феодала игнорируют и порицают собственные слуги!

Героя с репутацией великого любовника физически тошнит от местных красавиц. Лучший фехтовальщик мира на сотне с гаком дуэлей не убил никого. У человека, который вышел от местного «дона Корлеоне» Ваги Колеса, тут же срезали кошелёк.

И немудрено, что Румата отлично разбирается в засадах. С его-то поведением желающие его убить должны выстраиваться в очередь — от обманутых мужей и дворцовых карьеристов до любителей чеканной монеты с большой дороги.

Финал романа — полный проигрыш Руматы как землянина. Не обошлось и без резни на улицах.

На минуту — капитан Немо одним «Наутилусом» ставил на уши весь мир последней трети XIX века.

Уже мгновенная связь, доступ к любой информации и быстрый транспорт, не говоря о финансах, дают Румате в условные «Средние века» невероятные козыри. Причём списать на «нельзя вмешиваться» уже нельзя — по тексту, вмешиваться можно и нужно!

Вертолёт — привычный транспорт для героев

Но средневековый «мелкий хулиган и дурак» дон Рэба переиграл подготовленного землянина XXII века как младенца.

Стойте. А такой ли дурак дон Рэба?

Орёл наш дон Рэба

Человек ниоткуда: «Три года назад он вынырнул из каких-то заплесневелых подвалов дворцовой канцелярии, мелкий, незаметный чиновник».

То есть полная противоположность Румате. И вероятно, намеренная. Авторы так старались сделать Рэбу, истребителя культуры и вообще редкостного гада, как можно более отвратительным, что получилось наоборот. Не верите?

Строго по тексту. Всего за три года Рэба запугал крайне чванливую аристократию до полной потери достоинства: «всякий называет себя родственником министра охраны короны по материнской линии». И захватил при живом короле абсолютную власть. А чего добился Румата за пять лет?

Ничтожный чиновник «снял с правительственных постов родовую аристократию» — что?! Человек, оставшийся после такого в живых, — явно не таков, каким рисует его Румата («чушь, мелочь… гений посредственности»).

Рэба владеет местным уголовным жаргоном, которого не знает Румата. Использует кого угодно: «остатки разбитой недавно крестьянской армии дона Кси и Пэрты Позвоночника, которых тайком подкармливает сейчас сам орёл наш дон Рэба на случай весьма возможных осложнений с баронами».

Он мгновенно просчитал «попаданца» Румату — и даже чрезмерную чистоту его золота. А затем — спокойно предложил этому «дьяволу» свои услуги!

Да, Рэба начал войны Арканара с соседями и баронами — и проиграл. «За такие промахи любой министр был бы повешен за ноги на верхушке Весёлой Башни, но дон Рэба каким-то образом остался в силе». А почему?

Но если дон Рэба с самого начала «работал» в пользу Святого ордена, намеренно ослабляя конкурентов, — так он просто гений.

«Шёпотом поговаривают даже, что он и не дон Рэба вовсе, что дон Рэба — совсем другой человек, а этот бог знает кто, оборотень, двойник, подменыш».

Сейчас бы такого Рэбу назвали попаданцем. А тогда — прогрессором. Не зря поклонники Стругацких, например Лев Прозоров, пишут фанфики о том, что Рэба тоже был прогрессором, — просто Румата сорвался и наломал дров.

В порядке бреда можно предложить и теорию «работы в паре». Пока Румата отвлекал на себя внимание местной публики, Рэба тихо делал нужное дело — и куда успешнее прочих. За ночь высадить в чужом порту двадцать тысяч единообразно вооружённых воинов, особенно конников, — в Средние века задача явно для пришельца.

А то, что не все земляне на планете знали, — так идея первоначально могла быть инициативой мелкой группы или даже одного учёного. Тотальная секретность вполне в духе вселенной Стругацких, — вспомним «Обитаемый остров».

Минута реальности

На самом деле сами Стругацкие в начале 60-х задумывали небольшую повесть: «остросюжетная штука может быть и очень весёлой, вся в приключениях и хохмах, с пиратами, конкистадорами». Потом — «”Три мушкетёра”, только со средневековой мочой и грязью». Причём в финале герой вызывал на помощь «танк высшей защиты и десяток приятелей с бластерами». Братья долго спорили о стиле.

А после разноса Хрущёвым современного искусства «мушкетёрский роман обязан был стать романом о судьбе интеллигенции, погружённой в сумерки Средневековья». И стал — благодаря литературному таланту и культурному багажу авторов.

Республика Соан с Академией наук — это всего лишь Сибирское отделение Академии наук. Рэба — изначально Рэбия, т. е. Берия. А заковыристое имя «Пампа дон Бау-но-Суруга-но-Гатта-но-Арканара» — шутка опытного япониста Аркадия Стругацкого.

В начале 60-х всё тот же Хрущёв развернул яростную кампанию против религии. Стругацкие Хрущёва не любили — «но осадок-то остался». Поэтому «епископ и боевой магистр раб божий Рэба» — мракобес и полное чудовище. Мы видим его глазами человека 1960-х, а не нашего современника — с повальной любовью к инквизиторам и звёздным императорам.

Потому же в романе куча анахронизмов уровня «невозможно» — массовая колючая проволока до огнестрела, например. Исторически верное Средневековье авторам просто было не нужно.

Зато в романе есть неожиданно страшное открытие.

«Здесь вдруг с ужасом ловим себя на мысли, что любили не Человека, а только коммунара, землянина, равного нам». Получается, книгу можно трактовать и как «к чему приводит чванство современного образованного человека».

Да, трудно быть богом — а человеком быть ещё труднее. Не потому ли проиграл Румата?

Даже в XXI веке, перечитывая «Трудно быть богом», есть о чём подумать. А что думаете о Румате и Рэбе вы?

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

18 КОММЕНТАРИИ

  1. А мы прочитали “Факап” Михаила Харитонова и думаем, что Румату использовали втёмную 🙂

  2. Евгений, всегда хороши Ваши статьи, спасибо.
    Уверен, что Румата был именно тем, кем его описали авторы – МНС, интеллектуал, шестидесятник. На прогрессорство в том виде каким занимался Крамерер, никаких разрешений и допусков явно не имел. Так катался по планете, собирал инфу
    Дон Рэба – я думаю собирательный образ советского аппаратчика глазами АБС начала 60х. Его могли звать и Коямин и Верос, просто Рэба для них звучало лучше

  3. Роман, безусловно, хороший. Правда, совершенно нелогичный и в изрядной степени разрушающий те же самые “исторические” аллюзии и ассоциации, на которые так неимоверно намекает и из которых и состоит чуть менее, чем полностью. Правда непонятно, намеренно или так вышло случайно. Ну и куча “фиг в карманах”. А то, что коммунисты будущего совершенно беспомощны в сфере дворцовых интриг, непрямых действий и прочего “плаща и кинжала” – так это нормально.
    Что характерно, коммунисты первой половины 20-го века справились бы с задачами Руматы, ИМХО, куда лучше. А вот потом – вряд ли.

  4. В своё время попадалась элегантная теория, что художества Руматы, точнее то, что их допустили (в том числе отправив такого идиота на задание) – это продуманная политика Комкона, которые тем самым замедляют развитие миров, способных в будущем составить конкуренцию Земле. Кстати, как и в «Парне из преисподней».

  5. Кстати наброшу тоже.
    Румата – это СССР. Во внешней политике ведет себя как слон в посудной лавке, тратит тонны золота, но не имеет надежных друзей и союзников. Силен в военном плане, но ловится на довольно банальный трюк. В конце всех убивает.
    Во внутренней балансирует между добротой и суровостью, не находя золотой середины. Не соответствует своим же идеалам, двоемысленен.

  6. То, что Румата – шестидесятник, вроде очевидно – презрение к простым людям (лавочники им не угодили), ненависть к правоохранителям (зачем тебе пропуск, ты ж читать не умеешь?!), слишком уж вмеру пришедшийся костюм “блаародного дона” – и так далее (примерно тогда в моду вошли белогвардейские романсы). Так что писали авторы себя, а получили Мэри Сью. Хреновый из Руматы и агент, и разведчик, да и коммунист тоже так себе – получается, что коммунисты будущего провалились на этапе воспитания. Причём вылечить эту кривизну романа можно было бы очень легко – сделав Румату местным, которого спас, вылечил и пристроил к делу прогрессор, играющий роль мажордома, например, после смерти которого главгерою вполне можно было съехать с катушек, а потом сделать правильный выбор.
    Рэба – тоже страшилка 60-х – методичный бюрократ, планомерно гоняющий ярких личностей. Возможность существования Средние Века крутого выскочки – да полно похожих, что в Европе, что Азии – тут тебе и Бюро, и Кёр, и Тоётоми Хидэёси. Причём бесит авторов именно то, что он серый, незаметный, и умеет манипулировать – опять таки, у интеллигенции всегда кругом происки недоброжелателей, а не отсутствие минимальных социальных навыков. В книге он добивается двух подряд смен социальных формаций в государстве – причём авторы не осознают, насколько это круто.

  7. С Рэбой, на мой взгляд, это ещё один пример всегда поражавшего меня феномена. С одной стороны, наша доблестная интеллигенция всегда презирала всякого рода “серых” аппаратчиков и прочих спецслужбистов, а с другой — свято верила в их безграничные возможности.

  8. Как не читавшему к своему стыду ТББ, мне сложно воспринимать имя Руматы нормально, ибо самоотсылаюсь к тому Румате из развалюшных пабликов

  9. Румата был, как сейчас бы назвали, историк-реконструктор, которому повезло с натурой. Вмешиваться ему было нельзя. По крайней мере грубо (завалить Рэбу со сторонниками, стать правой рукой короля и т.п). Даже убивать он начал только после срыва.
    Другое дело прогрессоры. Эти ребята учли ошибки слюнтяев историков, которых вытащили из архивов и бросили в жизнь. И прогрессоры прекрасно вписались в окружающую их действительность.

  10. По поводу Рэбы и его боданий с баронами: он по сути реформировал средневекое государство из европейского типа в османский – когда роль наследственной аристократии сведена к минимуму, а всем заправляют личные слуги монарха – безродные выскочки, зачастую даже из семей иноверцев. А опирается система на регулярные военизированные отряды религиозных орденов (привет, янычары-бекташи!), набранные также из безродных холопов. Сам же правитель при этом может быть полной посредственностью, а система работать независимо от него.

    Так что тут имеет место не исторический ляп, а наш европоцентризм )

Добавить комментарий