Как шла англо-бурская война, какие ошибки совершили буры, какое новое слово они вписали в военную историю — в нашем материале.

Расклад сил

После провала рейда отряда Джеймисона, когда Трансвааль попытались захватать руками наёмников, буры стали готовиться к войне. Закупать оружие и боеприпасы, строить укрепления… На это шли доходы от разработок месторождений золота.

Но у золотого ранда была и обратная сторона — приток в Южную Африку иностранных рабочих (ойтлендеров). Постепенно их в республике стало больше, чем буров. Требование Британской империи о предоставлении им гражданских прав грозило превратиться в casus belli. Правда, в Капской колонии ситуация была зеркальной — там африканеров было больше, чем англоязычных.

Армию бурам заменяло ополчение — все граждане считались воинами. Мужчины являлись на службу «конно, людно и оружно». Бедняки получали оружие и снаряжение от государства. Бойцы были объединены в «командо» — отряды различной численности, куда призывались жители одного округа. Фактически они были конными стрелками.

При полной мобилизации Трансвааль мог выставить 32 тысячи солдат (21 коммандо), а Оранжевое государство — 22 тысячи (18 коммандо). В начале войны буры призвали лишь лица до 35 лет. У них было около сотни орудий различных типов, а также 37 пулемётов (34 в армии Трансвааля и три — у союзной республики).

В начале конфликта у Великобритании в Южной Африке было около 30 тысяч солдат. Пока англичане не развернули свои войска, буры решили нанести превентивный удар. И поднять восстание в Капской колонии и Натале.

Как известно, войны нельзя избежать, её можно лишь отсрочить — к выгоде вашего противника.

Война Великобритании с бурами на рубеже веков стала сороковой по счёту кампанией, которую империя вела в течение долгого правления королевы Виктории.

Британские войска в англо-бурской войне

Начало войны

Республики напоминали пару медоедов (рателей), которые храбро атаковали львиный прайд.

Буры начали наступление: двенадцатого октября их войска перешли границу и блокировали несколько городов в Натале и Капской колонии. Англичан пугала угроза восстания зулусов в Натале.

Буры и зулусы в едином строю — это кошмарный сон.

Командующий армией Трансвааля Пит Юбер упустил возможность занять колонию — его войска блокировали город Ледисмит, но успеха это не принесло.

Буры были прекрасными солдатами для малой войны, и в родном вельде они были как рыба в воде. Но вот осаждать и брать города они не умели. Даже Кимберли, где на складах лежали груды добытых алмазов, взять не смогли. Тем более что там был Сесил Родс, чьи усилия сыграли значительную роль в обороне города.

Превентивный удар буров не достиг цели.

К британцам непрерывным потоком шли подкрепления. К 16 декабря 1899 г. на фронте было уже 60 тысяч солдат и офицеров, не считая гарнизонов в осаждённых городах. За последующие два месяца прибыли ещё свыше 30 тысяч.

Но британское контрнаступление вначале как-то не задалось. В декабрьском календаре красным цветом была отмечена «чёрная неделя». Так назвали три поражения подряд (десятого декабря 1899-го под Стромбергом, 11 декабря 1899-го под Магерсфонтейном и 17 декабря 1899-го при Колензо). За эту неделю англичане потеряли убитыми, ранеными и пленными около трёх тысяч солдат и офицеров. Потери буров были на порядок меньше.

Призрак победы

Британского генерала Редверса Буллера, который не оправдал надежд империи, сменил новый главнокомандующий — фельдмаршал Фредерик Робертс. Он провёл удачное наступление. Поверившие в свою непобедимость буры дорого заплатили за самоуверенность. Робертс окружил четырёхтысячную армию бурского генерала Пита Кронье, который сдался 27 февраля 1900 года, в годовщину битвы при Маджуба-хилл. Пленённый генерал и его штаб были отправлены на остров Святой Елены. Осаждённые английские города были деблокированы.

Пятнадцатого марта был взят Блумфонтейн, столица Оранжевого государства. А пятого июня пришла очередь и Претории (Трансвааль). В конце марта после падения с лошади скончался бурский командующий Пит Юбер.

Было ощущение, что война вот-вот завершится. Буры складывали оружие, иностранные добровольцы летом стали покидать Южную Африку, уезжая через Мозамбик.

Но противостояние не прекратилось. Оно стало партизанским.

В марте 1900 года, после занятия Блумфонтейна, Робертс призвал буров сдаться. Около пяти тысяч «оранжевых» сложили оружие и разошлись по фермам. Остались воевать чуть более четырёхсот бойцов. Но уже к августу ещё четыреста из ранее сдавшихся присоединились к генералу Христиану Де Вету, возглавившему сопротивление. Всего же из числа сложивших оружие «оранжевых» в строй вернулись почти четыре тысячи.

После падения Претории в июне 1900 года оружие сложили ещё шесть-семь тысяч буров в Трансваале. Но уже в июле около 1200 из них вновь вступили на тропу войны.

Партизаны забирали скот, урожай и сжигали фермы сдавшихся.

Победоносный Робертс объявил о присоединении республик к империи и уехал. На посту главнокомандующего его сменил генерал Герберт Китченер.

Герберт Китченер

Ему-то и пришлось бороться с неуловимыми отрядами буров. Для этого англичанам нужно было сравняться с ними в мобильности. На южно-африканском ТВД была сильно увеличена численность британской кавалерии и конной пехоты.

Ратели уворачивались и больно кусались.

Британские власти также создали отряды национальных скаутов общей численностью свыше десяти тысяч. Там, получая регулярное жалование, служили чёрные и «цветные» (метисы и азиаты). Правда, вместо охоты на партизан эти скауты с бОльшим рвением и успехом занимались грабежами.

Но и этих мер было мало. Надо было вышибить табуретку из-под ног буров. Поэтому Китченер стал проводить тактику «выжженной земли». Фермы уничтожались, а их жителей англичане перевозили в концентрационные лагеря. Всего там оказалось около двухсот тысяч буров — около половины белого населения республик. Примерно 26-28 тысяч африканеров — в основном женщин и детей — там погибли. В концлагерях нашли свою смерть также 17-20 тысяч негров.

Пожив в концлагерях и вкусив «прелести» этого all inclusive, буры старались сбежать, чтобы вновь взяться за оружие. Поэтому пленных мужчин англичане стали отправлять «на курорты» Индии и других уголков империи, подальше от мест боёв.

Градус ожесточения повышался.

Но не будем упрощать. Сотни буров перешли на сторону англичан и служили в основном в качестве скаутов (разведчиков). Большинство до войны были безземельными арендаторами, и для них были важны деньги, которые платили британцы. Кроме того, ещё одним стимулом было хорошее содержание их семей в отдельных концлагерях.

Вкусная пайка творит чудеса.

Бурские женщины и дети в британском концлагере

Буры стали совершать глубокие рейды в Капскую колонию. Тогда английское командование отдало приказ не брать их в плен (правда, первоначально это касалось африканеров, то есть жителей колоний). Буры ответили тем же.

Южно-африканский полигон

Пулемёты своё веское слово в Африке уже сказали ранее, в боях с махдистами в Судане и с матабелами в Родезии (ныне Зимбабве). Но несколько новых страниц в военную историю эта война вписала. Так, буры рыли малозаметные, безбрустверные окопы и траншеи. Колонисты вообще оказались мастера на всякие трюки по заманиванию англичан в огневые мешки.

Африканеры показали себя прекрасными стрелками, успешно выбивая английских солдат на большом расстоянии. Сыграло тут и то, что закупленные республиками немецкие «маузеры» были лучше британских винтовок. Однажды лошадь под английским генералом была убита с более высокой точки с расстояния в пять километров. Историки спорят, из какой винтовки был сделан такой невероятный выстрел. Хотя, возможно, что невидимый снайпер сидел где-то поближе.

Стрелки кровью британских солдат написали красивое правило: «Третий не прикуривает». То есть, когда в расположении англичан зажигалась спичка, бур вскидывал винтовку, когда прикуривал второй — прицеливался, а на третий огонёк — стрелял.

Считается, что это закон поведения на войне. Но поверьте, множество людей на фронте не могут жить без курева. И правила нарушаются — часто с печальными последствиями.

Тогда же в британской армии получила распространение форма цвета хаки — тусклого оливкового колёра, удачно маскирующего на местности. Французы пропустили это урок — и заплатили высокую цену в 1914 году, когда солдаты в синих мундирах и красных штанах оказались прекрасными мишенями.

И, если у противника есть снайперы, офицеры внешне не должны отличаться от рядовых солдат.

Да и вообще, бойцы в необычном комке, с навороченной снарягой — первые в очереди в списке мишеней.

Англичане поняли, что офицерам следует давать винтовки и карабины (пистолеты и револьверы — лишь для понтов), а штыки удобны лишь в качестве кольев для палаток.

Своё слово написали и пули «дум-дум». Они были названы по имени предместья Калькутты, где находились патронный завод и арсенал. Зарубки на оболочке обеспечивали разрывное действие. Буры также стали использовать их — как охотничьи для «маузеров», так и трофейные британские.

Военные врачи отмечали, что ранения от оболочечных пуль в сухом климате Южной Африки заживали очень быстро. А последствия от раскрывавшихся, словно розочки, «дум-дум» были намного более тяжёлыми.

Чем больше в Южной Африке было британских войск, тем больше возникало проблем с их снабжением. Важно было защитить коммуникации — железные дороги. Там стали строить укрепления — блокгаузы, которые могли поддерживать друг друга огнём. На линии блокгаузов, прикрытых колючей проволокой, опирались и британские мобильные отряды, совершавшие рейды против буров.

Для охраны коммуникаций было задействовано до четверти всех войск.

Впервые в мире англичане применили бронепоезда. И это были не импровизации, когда платформу укрывают мешками с песком, а настоящие бронепоезда. С вагонами открытого и закрытого типов, обшитыми стальными листами, с амбразурами для стрельбы из винтовок и орудий. Настоящие крепости на колёсах.

Второй фронт

Южно-африканским фронтом война не ограничилась. Она шла и за умы людей — на страницах газет и книг.

Англичане настаивали, что во всём виноваты буры — и лично президент Трансвааля Пауль Крюгер.

Одним из первых в защиту своих, с оправданием всех британских преступлений, выступил Артур Конан Дойл. Он написал труд «Великая Бурская война». Книга вскоре вышла общим тиражом 63 тысячи экземпляров — очень немало по тем временам. Другая его работа на эту же тему была переведена на европейские языки и напечатана немалыми тиражами в различных странах.

Именно за эти книги, а вовсе не за рассказы о приключениях сыщика и его друга Артур Конан Дойл был возведён в рыцарское достоинство и получил право именоваться сэром.

Хорошие пропагандисты всегда в цене.

Но не только англичане были на стороне Британии. Приведём высказывание Марка Твена, чтобы понять всю шизу, разрывавшую мозг и душу американского писателя:

«Говоря между нами, это грязная и преступная война, во всех отношениях постыдная и не имеющая оправданий. Каждый день я пишу (мысленно) желчные журнальные статьи о ней, но мне приходится этим ограничиваться, ибо Англия не должна быть повержена: это означало бы распространение по всему миру позорной политической системы русской и германской империй, что обрекло бы земной шар на ночь нового средневековья и рабства вплоть до второго пришествия Христа. Даже когда она не права (а она не права), Англию надо поддерживать. Тот, кто выступит против неё сейчас — враг человечества».

Цена войны

За время войны на Юг Африки было послано 450 000 солдат и офицеров из метрополии и британских колоний. Погибли около 22 тысяч. Из них более трети — в бою, а свыше 13 тысяч умерли от болезней. Косили их не только тиф и дизентерия, но и грипп, переходивший в пневмонию.

Буры потеряли 8700 бойцов. От болезней умерли около 1150 солдат, ещё около тысячи по другим, не боевым, причинам. Погибли также свыше трёхсот иностранцев, в основном африканеров, сражавшихся на стороне республик.

Несмотря на превосходные качества буров как солдат, цифры погибших в боях были сравнимы (около восьми тысяч у империи и порядка семи тысяч у республик). Да, от болезней англичан умерло на порядок больше — но ведь их и в войне участвовало примерно в десять раз больше!

За время войны англичане утратили свыше 400 тысяч лошадей, мулов и ослов. Потери в лошадях для британской армии были даже тяжелее, чем людские.

Несмотря на пропаганду, длительная война против двух маленьких республик наносила сильный удар по репутации империи. Помогать бурам было модно, но ни одно европейское государство открыто не выступило на их стороне. В итоге в мае 1902 года буры сложили оружие на условиях амнистии всем участникам войны, возмещения убытков и сохранения голландского языка в школах и судах. Бурские республики превращались в английские колонии.

Лондон заплатил бурам в общей сложности более девяти миллионов фунтов стерлингов компенсации за ущерб, причинённый тактикой «выжженной земли».

В 1910 году четыре колонии на Юге Африки были объединены в доминион — Южно-Африканский Союз. Первым его премьер-министром стал Луис Бота — генерал буров, ранее воевавший против англичан. Побеждённые фактически стали победителями.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

7 КОММЕНТАРИИ

  1. Хорошая статья. Спасибо автору.

    (А по мелочам придираться не буду.)

  2. // “Даже когда она не права (а она не права), Англию надо поддерживать. Тот, кто выступит против неё сейчас — враг человечества”

    А потом пришел художник и довел эти эти идеи до логичного конца, лишь немного добавив своего “творчества”.

  3. “Англо -бурская война сколотила гроб английской аристократии ,а Первая мировая забила в него последний гвоздь”.
    И конечно же,фирменное блюдо- концлагеря.Немцы потом до конца Второй Мировой англичанам этим тыкали.
    Роль прессы была тоже велика.
    После заголовка “Сегодня в лагере скончался военнопленный ______.____ восьми лет от роду” в самой Британии людям в военной форме открыто плевали в лицо и избивали в кабаках.

Добавить комментарий для Сергей Отменить ответ