В середине октября 2005-го мирный Нальчик оглушила стрельба. Террористы напали сразу на несколько объектов — от зданий силовых структур до магазина с оружием. Но ни взять город под контроль, ни добиться каких-то внятных успехов боевикам не удалось. Почему?

Новый подход

В середине нулевых годов чеченская война всё дальше уходила от самой Чечни. Хотя мятежная республика долго оставалась главным фронтом, лидеры боевиков прекрасно понимали, что идея с национальным движением потерпела неудачу. В 2004 году подполье попыталось переломить ход войны в свою пользу грандиозной террористической кампанией, кульминацией которой стал Беслан. Но Беслан, каким бы кошмарным он ни был, в итоге не дал боевикам ничего.

В ближайшие месяцы после самых кровавых терактов в истории современной России Басаев и команда провели своеобразную реформу вооружённого подполья, которая дала ему последний серьёзный импульс.

Тактика боевиков сильно изменилась. От крупных отрядов они в основном перешли к небольшим группам. Многие из них действовали не в сельской местности, а в городах. В крупные отряды они объединялись только для каких-то разовых акций.

Джамааты — религиозные, а в данном контексте ещё и партизанско-террористические объединения — включали в основном новых людей. Многие из них были очень молоды, не застали не только Дудаева, но даже Гелаева или Хаттаба. В пропаганде больший акцент делался на религиозную повестку, причём она мешалась с социальной.

На бедном и коррумпированном даже по меркам небогатой России Северном Кавказе радикалы имели отличную почву. Обеспечивались такие группы «подножным кормом» — за счёт рэкета.

Одним из наиболее многочисленных подобных сообществ стал джамаат «Ярмук», действовавший в Кабардино-Балкарии. Он был создан в начале нулевых и насчитывал от нескольких десятков до пары сотен боевиков на пике. Однако они были намного хуже подготовлены по сравнению с отрядами 90-х или начала нулевых. Хаттаб, который когда-то пытался поставить обучение диверсантов на регулярные рельсы, был в могиле, и вообще иностранные моджахеды поразъехались или были убиты. То же касалось многих старых террористов местной закалки.

Российские телезрители похихикивали по поводу очередной убитой «девятой правой руки Басаева», но у подполья реально стояла проблема нехватки опытных кадров.

Однако в целом боевикам не казалось, что у них какие-то тяжёлые проблемы. Тем более что в июне 2004 года в Ингушетии они устроили впечатляющий погром — и почему бы было не повторить…

Подготовка акции

Осенью 2005 года Басаев и Анзор Астемиров («амир Кабардино-Балкарского сектора») готовили массовый налёт на Нальчик. Предполагалось войти в город, поубивать силовиков, захватить оружие и раствориться в окрестном пейзаже. К участию в рейде привлекли 217 боевиков. Нападать собирались четвёртого ноября. Заранее начали прятать по схронам оружие, в основном из запасов Басаева.

Анзор Астемиров

Однако всё пошло не по плану ещё до нападения.

Для начала в Москве кровавые чекисты изловили курьера с 22 тысячами долларов, на которые собирались купить рации и прицелы. Проблема была, разумеется, даже не в рациях и долларах, а в том, что мог рассказать курьер. Поэтому Басаев и Астемиров 11 октября встретились в пригороде Нальчика и решили перенести акцию на 13 число.

Видимо, иман у муджахидов был слаб, потому что после этого в подготовке теракта года начался полный бардак. Во-первых, силовики успели на опережение подбросить боевикам ещё пару ежей в штаны — так, был обнаружен и изъят схрон с полутонной взрывчатки. Буквально накануне, в ночь на 13-е, кто-то маякнул, что у боевиков есть база в дачном посёлке Белая Речка чуть к юго-западу от Нальчика. Туда выехал отряд МВД, который попал под обстрел на подходе.

Похоже, как раз из-за этого у командиров боевиков сдали нервы — они решили выступать немедля.

Многие боевики не имели даже оружия, автоматы начали экстренно раздавать прямо в день боя. Было немало и тех, кто узнал, что вонзаться во имя Аллаха предстоит не когда-нибудь, а прямо сегодня. Мало того, многие понятия не имели, что им вообще делать. Кто-то не пришёл в назначенный час на пункты сбора. Кто-то пришёл, но не знал, где искать схроны с оружием. Далеко не все вообще были из Нальчика и ориентировались в городе.

Изначально для нападения назначили очень много объектов (ФСБ, воинские части, отделы милиции, даже охотничий магазин), так что на каждый приходилось буквально по полтора десятка бандитов. Реально опытных головорезов — участников, например, налёта на Ингушетию в 2004 году — было всего процентов десять из всего джамаата. Треть из них собрали в одном месте для нападения на отдел ФСБ.

Налёт

По всему городу акции шли вразнобой. Где-то террористам удавалось застать милиционеров и военных врасплох, но, например, группа, нападавшая на базу ОМОНа, попала под обстрел ещё во время выхода к исходным позициям.

Фото: Misha Japaridze

На самом деле силовики сами тоже действовали в целом не на «отлично». Координация действий почти отсутствовала, подразделения чаще всего защищали сами себя.

Кое-где, правда, действовали даже с выдумкой. Возле одного из отделов МВД милиционеры сдерживали противника огнём, пока другая группа вышла «духам» в тыл и хладнокровно перестреляла.

Но это где как получалось. Бывало, что несколько боевиков блокировали здание, в котором сидели десятки вооружённых людей.

Однако в целом у бандитов хаоса было ещё больше. Самый тяжёлый бой шёл у УФСБ. Местные «тяжёлые фейсы» успешно отстреливались, тогда трое террористов забежали в магазин сувениров, где взяли продавщиц и покупателей в заложники. Осада продлилась до следующего дня. Внутрь пустили слезоточивый газ, пленников освободили, а бандитов, соответственно, упокоили. Один боец спецназа ФСБ был ранен в ногу.

Другая банда сумела взять заложников в ОВД и захватить там первый этаж. Террористы потребовали автомобиль, но то ли не справились с управлением, то ли им подсунули троянский микроавтобус, в котором удачно был заблокирован руль (это, правда, больше похоже на байку) — в общем, боевики въехали в дерево, после чего спецназ взял бусик штурмом. Заложников, опять же, освободили.

Последняя группа заперлась в помещении здания ФСИН, и спецназ ФСИН некоторое время штурмовал собственный штаб.

Здание Управления и база спецназа находятся в одном дворе с двумя въездными воротами. Когда центральные протаранили грузовиком, в холле главного корпуса было четверо — дежурный, помощник и два бойца отдела СН. Один с пулемётом залёг перед дверью и огнём отсёк тех, кто проскочил за машиной, от тех, кто остался за воротами. В само здание «духи» так и не вошли.

Фото: Максим Новиков

Басаев наблюдал за этим бардаком с горки в окрестностях Нальчика. Поняв, что не выгорело, он ушёл в леса. Интересно, что Анзор Астемиров, он же Сейфуллах, тоже не стал впереди на лихом коне возглавлять верных — и вообще не особо командовал. Зато погиб Ильяс Горчханов — опытный «дух», ранее участвовавший в нападении на Ингушетию и налёте на нальчикский госнаркоконтроль. Тогда он лично расстрелял четверых захваченных наркополицейских. Теперь он командовал нападением на УФСБ и был застрелен.

Боец спецназа ФСБ закидывает в магазин слезоточивый сувенир. Фото: Максим Новиков

В целом боевикам, что логично, удавались налёты на наименее защищённые объекты. Охотничий магазин они разграбили, вырвав решётку трактором, кое-где у них получилось поубивать злосчастных участковых ментов и ППСников, но вот налёты на более-менее охраняемые объекты кончились пшиком.

Мало того, нормального плана отхода у них тоже не оказалось, поэтому некоторые просто попрятались по лесам.

Один из таких деятелей, например, через неделю был застрелен омоновцами при попытке напасть на блокпост. Другие бессистемно метались по городу и в итоге захватывались живыми или погибали.

Всего при нападении было убито 35 сотрудников служб безопасности (на самом деле, пожалуй, 33: из 35 один — преподаватель в учебном заведении МВД и один — чиновник пожарнадзора). Вообще, в списке погибших силовиков в основном мелкие чины постовой службы, участковые и тому подобные «угнетатели» — и в основном местные. Солдат буквально один — рядовой полка внутренних войск. Погибли 14 гражданских — бой шёл прямо на улицах города, только что жившего нормальной жизнью.

Боевиков было убито 92, 57 были захвачены живыми и осуждены. Для джамаата «Ярмук» это было не последнее нападение, но настолько громких акций его остатки уже не совершали. Астемиров и Басаев погибли позднее.

Налёт на Нальчик наделал много шума, но, в сущности, он означал перелом в войне на Кавказе. По сравнению с дерзкой и крайне успешной акцией в Назрани летом 2004 года, здесь боевики действовали просто бездарно. Окажись на их месте «курсанты Хаттаба» образца 1999 года с их арсеналом и подготовкой — и нальчикская милиция могла быть просто разгромлена.

Но тех убили раньше.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

7 КОММЕНТАРИИ

  1. “Кое-где, правда, действовали даже с выдумкой. Возле одного из отделов МВД милиционеры сдерживали противника огнём, пока другая группа вышла «духам» в тыл и хладнокровно перестреляла.”

    Красиво.

    Сейчас бы ментов бы ещё и судили, и посадили бы за такое.

  2. Интересно, что писатель В. Звягинцев за два года до этих событий почти точно описал их в романе “Билет на ладью Харона”. Правда там вместо Нальчика был Пятигорск.

    • Что, и там всех уже доставшие Петров и Боши…(зачёркнуто) Новиков и Шульгин?

      • Ляхов с Тархоновым, Я читал её лет 15 назад, Сейчас плохо помню, кто конкретно.

Добавить комментарий