От пятницы, 13, конечно, ждёшь подвоха, но в этот раз он пришёл с неожиданной стороны. В модном городском издании The Village вышла статья об обновлённом музее Зои Космодемьянской в подмосковном Петрищево. Предельно циничный тон публикации и некоторые обороты вызвали у читателей возмущение и шок: история Зои преподнесена, как раздутый Сталиным миф для поднятия боевого духа армии, план Гитлера о захвате Москвы назван «то ли ужасающим, то ли вдохновляющим мифом»(на момент нашей публикации оборот про Гитлера уже убрали), деревне Петрищево, оказывается, «повезло», а место пыток и казни – идеальное пространство для фэшн-съёмки, фон для инстаграма и вообще место, «где хочется гулять, пить кофе и кататься на роликах».

Масла в огонь подлило и то, что редакция издания отказалась прислушиваться к возмущённой публике, а главный редактор заявила, что «они просто говорят о фактах». К вечеру скандал достиг таких масштабов, что РВИО (по некоторым слухам, они могли быть заказчиком публикации) выпустило официальный комментарий: «мы категорически не приемлем тональности отдельных слов, предложений и абзацев этой публикации, ее хипстерско-глянцевого стиля. Нельзя писать, что «деревне повезло» и в нее провели газ, потому что 80 лет назад здесь захватчиками была повешена 18-летняя девушка. Нельзя писать, что музей – это «фон для фэшн-съемки». Довольно глупо выглядит, что у деревенских жителей, наконец, появилось «пространство для создания качественных фотографий для инстаграма».Музей Зои Космодемьянской совсем не про это».

Чем же всё закончилось? В результате The Village ограничились тем, что исправили ряд грубых фактических ошибок в статье и добавили дисклеймер со ссылками на реальные модельные съемки в инстаграме. Мы собрали их в нашей статье вместо иллюстраций, чтобы вы могли понять, о чём идёт речь. Судя по однотипным упоминаниям музея в постах девушек и комментариям от аккаунта музея вроде «Всегда приятно принимать в гости такие творческие проекты. Спасибо, что рассказываете о музее. Мы передаем историю на языке современного поколения», подобные фотосессии приветствуются и являются частью программы популяризации музея как модного пространства.

Мы собрали мнения наших авторов обо всём этом и предлагаем подумать вместе, как быть с подобными ситуациями. Почему вообще как-то нужно реагировать? В статье чётко сказано, что в случае успеха «Зои» военно-исторические музеи нового формата станут обыденностью.

Анастасия Казимирко-Кириллова, главный редактор

Есть такое понятие в маркетинге – tone of voice. Судя по всему, мы имеем дело с партнёрской публикацией, в которой заказчик ставил задачу донести до определённой аудитории – молодой, современной, урбанистичной – мысль о том, что им может быть интересен музей с необычного ракурса, что он разбивает стереотипы о скучном историческом музее, где на тебя шикают строгие смотрительницы и нужно ходить на цыпочках. Что издание и выполнило в свойственной ему манере. Наверное, такой подход великолепно сработал бы в любом другом случае, но не с мемориальным музеем на месте пыток и казни 18-летней девушки. Многие восприняли это именно, как пляски на костях, чего в нашей культурной среде крайне не любят. Не тот вы tone of voice выбрали, ребята, чтобы с нашими людьми об этом говорить.

Меня поразил циничный тон публикации. Я помню, как в 2016 году, во время другой мерзкой истории, связанной с памятью Зои, перечитывая материалы о её жизни и гибели и впервые увидела фотографии с эксгумации и опознания тела партизанки. Понятно, что детям и даже подросткам такого не показывали, а может, и стоило бы. Лицо Зои, не тронутое тлением, невероятно красивое даже в таком жутком виде, с висельной верёвкой вокруг сломанной шеи. Как вам такое «селфи», урбанисты? Знать, что ты находишься в том самом месте, где всё это произошло, у той самой могилы, откуда её достали, и рассказывать о том, как деревне «повезло», о чудесном пространстве для покатушек на роликах… Не знаю, по мне, это немного не по-человечески.

Понятно, что был расчёт именно на скандал, что после такого резонанса большое количество людей захочет лично увидеть тот самый музей, да и в целом, весть о его обновлении разнесётся весьма широко. То есть, цель публикации так или иначе будет достигнута. Но мне очень жаль, если в наше время, чтобы привлечь внимание к военно-историческому музею, журналистам нужно действовать такими методами.

https://www.instagram.com/p/CEwRHyQIgD9/?utm_source=ig_web_button_share_sheet
Евгений Белаш

Мое мнение: есть частная жизнь и есть общественное пространство. Одно не должно мешать другому. 

В пределах своей частной жизни человек волен делать всё, что прямо не запрещено Уголовным кодексом. А также то, что явно не мешает другим (см. «сосед с перфоратором»). Даже предосудительное частью общества: пить, курить, смотреть аниме, играть в ролевые игры, клеить модели… Вариант из анекдота «А вы на шкаф залезьте!» – это уже вторжение в личную жизнь, как, скажем, и «сливы» в интернет  частных фото и видео. 

Но когда человек идет в общественное место — он подчиняется правилам общества. Платит за проезд, не ходит по газонам, курит только там, где можно курить. И т.д.

Мир меняется. Скажем, при СССР долгое время даже проход по Красной площади простому человеку был закрыт. Теперь — пожалуйста.

Но тем не менее, некоторые запреты, даже неформальные, остаются. И взрослые вменяемые люди понимают последствия своих поступков.

На Вечном огне не жарят шашлык. Не носят эсэсовскую форму – кроме реконструкторов и киношников на месте работы. И т.д. 

Обычно на месте казни делали фото себя только те, кто эти казни и проводил. Лично мой вывод — так делать не стоит. Как и рвать себе цветы на кладбище павшим. Смеяться на статуе скорбящей матери  – это тоже реальные случаи. Рядом – можно. 

Но. Не стоит уподобляться древним грекам из «Нового Сатирикона», помнящим, что им нужно «забыть безумного Герострата». Или бабкам у подъезда: «проститутка небось». 

Удар по кошельку гораздо больнее. Вот единый для всех список правил поведения в таких-то местах – извольте соблюдать. Нарушение — штраф по прейскуранту. 

Игнорирование также эффективно. Сморозил какой-то журнал или сайт фигню с вашей точки зрения — им же хуже. Значит, они не дают потребителю качественный продукт. Просто игнорируем их. 

Михаил Лапиков

Действительно ли герои прошлого воевали и погибали за право современной молодёжи смотреть аниме, заниматься стендовым моделизмом и всячески инстаграмить себяшки — вопрос скорее психиатрии, чем морали. 

Смысловое наполнение критического высказывания по таким поводам зависит скорее от эмоционального состояния оратора в момент высказывания, чем от каких-то иных причин.

Посетили красивое место славы и памяти или кощунничали на костях? А обязательно подражать картине Васи Ложкина «Не время улыбаться» и носить строгий френч,или можно и улыбнуться, и розовую шляпку надеть?

А если памятник делали не придавленным к земле монолитом в знак памяти и скорби, а чем-то лёгким, светлым и возвышенным, романтизирующим подвиг — это плохо, или всё-таки тоже совершенно нормально?

Молодая девушка, комсомолка, погибла за счастливую мирную жизнь. Считала её достаточно важной, чтобы рискнуть — и заплатить цену провала, если придётся. 

Хорошо ли, что другие люди приходят на посвящённый ей красивый мемориал с целью запечатлеть свою мирную жизнь? Я считаю, безусловно да. А что до неудачного выбора слов автором рекламной статьи — так не ошибается тот, кто не пишет.

Алексей Котов

Сразу хочу сказать, что концепция музея и её реализация (исходя из того, что я увидел на фотографиях и прочёл в описании) лично мне очень нравится, особенно с учетом попытки авторов показать то, как жизнь в СССР воспитывала из молодежи героев-патриотов. Популяризация истории, увлекательная и интересная подача материала, на мой взгляд, являются несомненным плюсами таких музеев «нового поколения». Но вот содержание статьи, опять-таки лично у меня, вызывает состояние лёгкого шока. 

По факту мемориал в деревне Петрищево посвящён конкретному трагическому событию. И на фоне этого события, лично с моей точки зрения, «отличные селфи в инстаграме, катание на роликах, наслаждение кофе» несколько неуместны. С другой стороны, циничное отношение автора статьи проскальзывает с первых же строк (И вот спустя много лет это помогло деревенским жителям улучшить свои жилищные условия). Разумеется, я понимаю, что целевая аудитория и контекст площадки для статьи накладывает определённые условия для её написание, но… Определённые границы должны всё-таки быть. Понятное дело, что они меняются с течением времени и развитием общества, однако волна возмущения, вызванная манерой подачи материала автором статьи, показывает, что эти границы он пересёк.


Михаил Котов

Мне кажется, стоит с каждой из этих вещей разбираться отдельно. Статья мне очень не нравится, я прямо чувствую с какой целью её писали, и какой подтекст вкладывали практически в каждую фразу. Авторы специально перешли невидимую черту, как и каким образом можно писать Великой Отечественной. Немудрено, что нужный эффект статья произвела. Вентилятор крутится, все ругают и ругаются, количество прочтений наверняка зашкаливает.

Авторы и редактор издания сознательно шли на провокацию и получили её. Мне кажется, и обсуждать тут нечего. Гораздо важнее в спокойном тоне обсудить и постараться выработать единое понимание «нормы». Что можно и что не стоит делать в местах памяти? Как отделять кладбище на Красной площади от пространства, где проходят праздничные мероприятия с танцами и песнями?

В Санкт-Петербурге есть Пискаревское мемориальное кладбище – там никому не придёт в голову бегать, кататься на велосипедах или роликах. А если придет, надеюсь, этому человеку быстро объяснят почему он не прав. Но есть и прекрасный Парк Победы, место где люди гуляют, смеются, фотографируются, катаются на лодках и каруселях. При этом это очень страшное место – во время блокады здесь работал крематорий. На территории 1-го кирпичного заводе Ленгорпромстрома были сожжены более ста тысяч тел ленинградцев не переживших блокаду, голод и бомбежки. В парке есть стела в виде вагонетки, часовня и памятник «Ротонда» в память тысяч погибших, жертв блокады и защитников города, сожжённых в печах стоявшего здесь кирпичного завода.

У памятника почти всегда лежат свежие цветы, а рядом носятся дети, ловят покемонов подростки и бегают спортсмены. И жизнь победила смерть, осталось только сделать, чтобы память оставалась всегда и никогда не стиралась.

С музеем Зои Космодемьянской получилась такая же двойственная ситуация — есть красивый (по фотографиям мне он очень понравился) музей, парковое пространство вокруг него и понятно, что люди будут там фотографироваться и гулять. Но как отделить его от страшного места казни партизанки, и надо ли отделять — я не знаю. Одно понятно, такие материалы как в Village всяко не способствуют общему консенсусу и пониманию.

Могила Зои в Петрищево. Источник: https://twitter.com/KSyomin/status/803593302834638848/photo/1
Алексей Широ

Не знаю даже, как точно сформулировать… но по-моему проблема упирается в дефицит такого понятия как «здравый смысл». Который, по логике, должен включаться в отношении таких мест как музей Зои Космодемьянской – мест памяти о подвигах и трагедиях – и рекомендовать своему носителю проявить несколько больше такта и уважения. Хотя бы просто чтобы не задеть других, для кого такие места важны.

Хотя, конечно, не могу исключать и точку зрения коллеги Котова – что весь материал делался как сознательная провокация. Но в этом случае здравый смысл должен включаться уже у тех, кто этот материал читает…

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

10 КОММЕНТАРИИ

  1. Один из основных критериев истины – результат. Но сложно критиковать и оценивать, когда нет (или не видно) целостной системы. А тут каждый делает свою работу. Одни сделали музей ради одних целей. Другим поставили задачу его “продвинуть”. В итоге вроде каждый оказался прав и даже вполне компетентен. Каждый выполнил свою работу вроде как хорошо. Но общий результат-то какой должен был?

    Может и вовсе музей именно как для “проведения газа” сделан. Просто Зоя как повод. И тогда Вилладж – это и есть новая норма.

  2. Да уж повезло тем тысячам сел, деревень , хуторов , которые не возродились от таких ” удач “. И в московской области такие населенные пункты есть , а прошло уже почти 80 лет .

  3. В современной России слишком много нефтяных денег. Их хватает на селфи и прочее. Но стилистика их трат контрастирует с тем идеологическим мифом, на котором – имхо – современная Россия построена.

    Это боль державы и народа. Её надо преодолевать.

    Это не самая худшая боль.

    • Да забудьте вы этих идиотов.Если всё перестанут читать этот вилледж и лайкать этих дур с селфи в Инстаграме,то всё закончится очень быстро.И больше не повторится.
      РГВИО тоже после массив фэйла с памятником Калашникова упоминать особо не следует.

  4. Музей-то в статье вполне позитивно обрисован, включая столовку (почему нет?) Даже захотелось посетить при случае, как в мск буду. Очевидно, не прошло и тридцати лет, как кто-то добрался до американских военных музеев и открыл для себя, как это делается.
    В качестве “адвоката дьявола”: 1) история неоднозначная. Жители деревни, чьи дома посреди зимы предназначались к сожжению, подвигом эту акцию почему-то не считали. Не уверен, что этот момент отражен в экспозиции. А может и отражен в соответствующей интерпретации; 2) На все события последних, минимум, ста лет в России есть две и более несовместимых точек зрения. Следствие не завершенной, по сути, гражданской войны. Лучшее, что можно было бы сделать, чтобы не расчесывать это до бесконечности – оставить все т.з. в покое, и позволить спорным моментам постепенно уйти в такое прошлое, когда всем станет уже все равно. 2.1) Не нравятся “либерастические” интерпретации – не читайте их издания. Я вот, допустим, почитываю топворчик, но ни одного коммента там не оставил. Для кого?

  5. Какой ресурс стоит добавить в игнор? Можно в приват, чтобы не создавать им лишнюю рекламу, которой они так настойчиво добиваются.
    Если честно, хочется вымыть руки … с мылом. И не раз.
    Алексей Широ очень точно написал про здравый смысл – у тех креативных афффтараффф с ним явные проблемы. Точнее, у них проблем нет. Как в том случае, когда говорят, что поезд сошёл с рельс, когда рельс и близко нет.

  6. “Обычно на месте казни делали фото себя только те, кто эти казни и проводил. ”

    Когда будем запрещать фотографировать себя и друзей на Красной Площади?

    А вообще – в этом плане есть какой-то парадокс. Почему-то фотосессии, праздники и увеселения на одном месте, которое буквально на костях и прахе (или просто обильно полито кровью за всю историю) допустимо, на другом – нет.

    Кого-то возмущают фотосессии на месте казни одной партизанки, но при этом нормально воспринимаются аттракционы, построенные почти что на прахе тысяч ленинградцев.

    В общем, неоднозначный вопрос

    • Причём здесь Красная Площадь?Там на Лобном месте,если и казнили ,то преступников по решению суда.В селфи там нет ничего оскорбляющего.

  7. “Мир меняется. Скажем, при СССР долгое время даже проход по Красной площади простому человеку был закрыт. Теперь — пожалуйста”

    Автор этой фразы – идиот? Когда это на Красную площадь попасть нельзя было (ну кроме фантазий Жени)?

Добавить комментарий