Самоубиться во славу фюрера, сгинуть в тайфуне, неудачно искупаться, уснуть в собственной постели… Бойцовые коты продолжают серию материалов, начатую на WARHEAD.SU, и рассказывают о нелепых смертях командиров стран «Оси».

Эрвин Роммель

Эрвина Роммеля знают практически все интересующиеся историей Второй мировой войны. Гениальный тактик, храбрец, герой всевозможных мемов… Да и просто Лис Пустыни — как можно не любить воплощение милого ушастого фенека?

В конце концов именно Роммелю принадлежит уникальная ачивка Второй мировой войны — «Воландеморт фюрера».

Да-да, официальным приказом Окинлека — английского главнокомандующего войсками в Северной Африке — запрещалось упоминать всуе имя этого противника.

Самому Окинлеку это, правда, не помогло, но репутации немецкого командующего весьма способствовало. В общем, Эрвин Роммель стал легендой ещё при жизни, и, понятное дело, несвоевременная смерть способного полководца в автомобильной катастрофе погрузила Германию в искренний траур.

Тем не менее, сегодня мы знаем, что смерть фельдмаршала была не случайной. До «почётного самоубийства», ставшего альтернативой суду за измену, его довело руководство Третьего рейха.

Неудачное покушение на Гитлера летом 1944 года довело паранойю нацистских лидеров до предельного значения. Все факты говорят о том, что Эрвин Роммель не был причастен к заговору против фюрера, однако, во-первых, его имя было названо заговорщиками, а во-вторых, Лис Пустыни был буквально со всех сторон окружён личными контактами с активными участниками попытки государственного переворота…

Учитывая выдающиеся заслуги генерал-фельдмаршала и его огромную популярность среди солдат и населения, Гитлер предоставил (через Вильгельма Бургдорфа) Роммелю выбор между Народным трибуналом и самоубийством — с последующими почётными похоронами. Фельдмаршал принял яд и был похоронен как национальный герой Третьего рейха, со всеми воинскими почестями.

К слову, все участники доведения Роммеля до самоубийства закончили так же, как и он. Такое вот египетское проклятие…

Минэити Кога

Японский адмирал Исороку Ямамото, наверное, способен поспорить с Роммелем по части популярности. Слава его была так велика, что немногие знают, кто занял опустевшую должность главнокомандующего японским флотом после удачной воздушной охоты американских пилотов.

А мы поведём речь именно об этом человеке — об адмирале Минэити Кога. Этот японский флотоводец в общем-то ничем особым на поприще главнокомандующего прославиться не успел, и вспоминаем мы о нём сейчас исключительно из-за обстоятельств его гибели.

Тридцать первого марта 1944 года адмирал Кога отправился на летающей лодке «Кавасаки» в инспекционную поездку на остров Миндао. Судьба его предшественника просто кричала о безрассудстве подобного поступка, но на этот раз к гибели адмирала оказались причастны природные, а не рукотворные молнии.

Самолёты командующего и его штаба попали в тайфун и потерпели крушение.

До мая 1944 года Миниэта Кога был своего рода адмиралом Шрёдингера. Он вроде бы и пропал без вести, но о его гибели японские власти не сообщали и преемника не назначали.

Разумеется, во всей этой истории не хватает некоторого градуса нелепости, и сейчас мы его добавим. Во втором самолёте, сопровождавшем адмирала в его поездке, находился начальник штаба японского флота адмирал Сигеру Фукудома. По счастливой случайности он уцелел во время катастрофы и занимался плаванием возле обломков машины, когда его в океане заметили филиппинские рыбаки.

Плавал Фукудома не просто так, а с портфелем, в котором были совершенно секретные планы обороны Марианских островов.

Фукудома и Кога

На всякий случай японец выбросил свой портфель, чтобы бумаги не достались противнику, однако любопытные филиппинские рыбаки выловили и адмирала, и портфель. Штабиста торжественно вернули японцам, а вот портфель с планами отправился к партизанам. А оттуда — к американцам, которые были весьма рады полученной из первых рук информации об обороне островов, как раз перед началом операции по их освобождению.

Рольф Мютцельбург

Ну ладно, гибель самолёта в тайфуне всё-таки предсказуема. Перенесёмся в Атлантический океан. Подводная лодка U-203 находилась в походе юго-западнее Азорских островов. Хорошая погода, отсутствие волнения в океане, ярко светит солнце, тёплые воды.

Казалось бы, что может пойти не так?

Вот и командир лодки, обладатель рыцарского креста с дубовыми листьями, подводный ас, капитан-лейтенант Рольф Мютцельбург немного расслабился и решил искупаться.

Неизвестно, говорил ли он перед прыжком с рубки субмарины «Зацените, пацаны, как я могу», но прыжок вышел неудачным.

Экипаж немецкой подводной лодки U-203 на построении. На переднем плане в белой фуражке — капитан U-203 капитан-лейтенант Рольф Мютцельбург

Немецкий подводник то ли врезался головой в палубу субмарины, то ли задел в полёте балластную цистерну. В общем, через сутки он скончался на борту своего корабля и был похоронен в водах Атлантики.

Вильгельм Кубе

Нигде нет спасения от карающей руки провидения. Она может настигнуть когда угодно, даже когда этого меньше всего ожидаешь.

Думал ли гауляйтер Белоруссии Вильгельм Кубе, ложась в уютную постель в своей резиденции в Минске в ночь на 22 сентября 1943 года, что окажется на небесах? Причём отнюдь не фигурально выражаясь.

Однако советская подпольщица Елена Мазаник, работавшая служанкой в доме гауляйтера, уже заложила под его кровать мину с часовым механизмом.

Вильгельм Кубе в Минске. Май 1943 года

Надо сказать, что в июле 1943 года Кубе чудом избежал гибели в минском театре. Тогда он покинул здание за несколько минут до взрыва бомбы, уничтожившей 70 немецких военных. В этот раз осечки быть не могло — её и не случилось. В ноль часов 40 минут мина взорвалась, поставив точку в карьерном пути нацистского руководителя оккупационной администрации.

Так что выражение «умереть в собственной постели» может иметь очень разные значения.

Оберштурмфюрер Хейнрикс

Десятого мая 1940 года в нидерландском городе Арнем шёл бой между гарнизонами голландцев и немецкими эсэсовцами. Нацистскому продвижению сильно мешал огонь пулемётного дота. Солдаты из полка «Фюрер» не имели достаточного боевого опыта и, понеся серьёзные потери, начали паниковать.

Желая подбодрить товарищей, один из офицеров 1-го сапёрного батальона СС, оберштурмфюрер Хейнрикс, взял с собой подрывные заряды, сел на мотоцикл и постарался на полном ходу проскочить к доту. В процессе совершения подвига в заряд попала пуля и он сдетонировал на глазах у роты СС, разорвав на куски Хейнрикса, мотоцикл и взятого на заднее сиденье сапёра.

По другой версии, мотоцикл немца наскочил на противопехотную мину. Впрочем, на конечный результат это не сильно повлияло.

Подбодрил, что называется, на все деньги.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

7 КОММЕНТАРИИ

  1. like

    // Все факты говорят о том, что Эрвин Роммель не был причастен к заговору против фюрера

    Надо же… я был о Роммеле лучшего мнения.

  2. Ну, справедливости ради, с Кубе не совсем дурацкая смерть – просто наши хорошо сработали (причем настолько хорошо, что его жена, которая спала рядом с ним, даже не пострадала, то есть был узконаправленный подрыв). Это все-таки не то же самое, что неудачно прыгнувший подводник))

  3. Ещё можно вспомнить итальянца – “папашу Каретто”. Слава Ахиллеса не давала ему покоя, видимо –

    https://warspot.ru/4457-warspot-o-nagradah-poslednyaya-kampaniya-papashi-karetto

    …2 августа 1942 года при ликвидации советского плацдарма у Серафимовича в колено полковника попал осколок снаряда. Он был бодр и заявил, что берсальеры идут в бой и с перебитым ногами, чтобы поддержать свой полк, а потому отказался от эвакуации. В итоге газовая гангрена сделала своё дело: 5 августа Аминто Каретто в возрасте 48 лет умер в госпитале…

    …и пышные похороны 5-го августа 1942 под Ростовым

  4. Странно, что в хит-параде нет Итало Бальбо. Маршал авиации, Италии Верховный главнокомандующий в Северной Африке погиб от огня собственных зенитчиков.

  5. “Желая подбодрить товарищей, один из офицеров 1-го сапёрного батальона СС, оберштурмфюрер Хейнрикс, взял с собой подрывные заряды, сел на мотоцикл и постарался на полном ходу проскочить к доту. В процессе совершения подвига в заряд попала пуля ” – вообще-то смерть не так нелепая, как вполне героическая. Тем более, что офицер мог на рожон и не лезть…

Добавить комментарий