Четырнадцатого декабря 1995 года боевики напали на блокпост под Шатоем. На подмогу объекту двинулась колонна военных — и предсказуемо попала в засаду. Завязался бой, унёсший жизни более десятка человек. И это не считая погибших на блокпосту и угнанных в плен. Такова цена безответственности на службе.

Недавно друзья рассказали о событии, случившемся на войне, идущей в наше время. В результате удачного рейда одной из сторон противнику были нанесены болезненные потери. Начало этого налёта было описано словами: «Часовой игрался в телефон и был застрелен». После этого были уничтожены товарищи незадачливого караульного, мирно спавшие в блиндаже. Так безответственность одного человека привела не только к его гибели, но и к гибели ещё нескольких сослуживцев. Наверное, на могиле погибшего стоило бы выбить кубики тетриса в назидание.

Мне же сразу пришла на память грустная история, произошедшая в декабре 1995 года в Чечне. Тогда в районе горного аула Шатой был захвачен врасплох и полностью уничтожен блокпост 245-го мотострелкового полка. В течение войны такая участь постигла несколько «блоков» — Шатой, к сожалению, стал лишь одной из подобных историй. Что же произошло?

Страх и отвращение в Шатое

Шатой — крупный по местным меркам (около 2000 человек населения) посёлок в южной части Чечни, в Аргунском ущелье. Оттуда на север — более полусотни километров до Грозного. В июне 1995 года Шатой был оставлен боевиками и в село вошли части 245-го мотострелкового полка и десанта.

Затем случился Будённовск, после чего началось очередное перемирие, самое долгое за время первой войны в Чечне.

Как легко догадаться, соблюдалось оно не слишком скрупулёзно.

Более того, командование Объединённой группировки принялось организовывать в чеченских сёлах «отряды самообороны». Для этого создавались комиссии, включавшие — кроме российских офицеров — местных старейшин и даже боевиков. Самих «воинов Аллаха» в окрестностях насчитывалось до 400 человек.

Формально контролировать территорию должны были блокпосты 245-го мотострелкового полка. Однако контроль этот был очень условным, к тому же свободных людей не было, и в конечном счёте блокпосты скорее демонстрировали флаг, чем всерьёз защищали коммуникации. Из-за «перемирия» артиллерия даже не обрабатывала квадраты, в которых засекали боевиков.

Осенью 1995 года перемирие закончилось. Однако руководство РФ по-прежнему старалось продемонстрировать миру и стране нормальный политический процесс в Чечне.

На 17 декабря были назначили выборы в Госдуму, пройти они должны были и в Шатое, в зоне ответственности 245-го мсп. Неформально командование 245-го полка договорилось с полевыми командирами о том, что выборам мешать не будут. Однако уже 12 декабря в Шатое собрали митинг, который местные власти провозгласили мирным.

На «мирном» митинге быстро появились вооружённые люди, включая полевого командира местных боевиков Джалавди Дулиева.

Один из бойцов СОБР так описал этого человека:

«Говорят, нормальный был мужик, якобы бывший офицер СА, „афганец“, но, если разобраться, тот самый случай, когда хорошие духи — в хороших гробах».

Ремарка насчёт гробов быстро начала себя оправдывать.

Незадолго до этого к Шатою перебросили отряд тверского СОБР в 14 человек. Собровцы тоже решили посетить массовое мероприятие. Обстановка накалялась быстро, у кого-то из солдат в толпе попытались отобрать автомат, бойцы попробовали разоружить чеченца, тот успел дать очередь в землю — рикошетом ранило собровца и местную женщину.

Слуги закона с рабами Аллаха принялись стрелять друг в друга.

Фемида оказалась более сильной богиней, собровцы уложили около десятка вооружённых людей, включая Дулиева. Свои потери — один раненый у СОБР. Кроме того, в базе данных по погибшим в первую войну в Чечне значится солдат Олег Немцов, убитый 12 декабря в Шатое.


Тверской СОБР в Чечне

Тверской СОБР отработал блестяще. Однако Салам Бахарчиев, возглавивший шатойских «духов» после гибели Дулиева, пообещал военным «пи*дец». Взять голыми руками собровцев он не мог и отыгрался на более простой цели.

Шатой зимой, наши дни. Фото: https://neoreyna.livejournal.com/

Живые и мёртвые

Четырнадцатого декабря в 05:45 с блокпоста № 24 под Шатоем вышел на связь солдат, сообщивший, что на блоке все убиты. На место отправился отряд на БМП в сопровождении местного муллы. Священнослужитель обещал провести военных через Шатой.

Старшим группы был Алексей Пуликовский — сын генерала, получившего сомнительную славу после новогоднего штурма Грозного. В Чечне Пуликовский служил только третий месяц.

Он пользовался неплохой репутацией у солдат как смелый человек, близкий рядовым и не заносчивый, несмотря на влиятельного отца. С тактическими навыками дела обстояли сложнее.

Не доехав до блокпоста, колонна попала под обстрел. Оказалось, что окрестности Шатоя и само село кишат боевиками.

«Духи» применили обычный для первой войны в Чечне приём. После атаки на стационарную позицию к ней начинали идти на выручку все, кто мог передвигаться, регулярно без разведки и подготовки. Собственно, именно колонна спасителей зачастую и оказывалась истинной целью боевиков.

В данном случае план чеченцев был разыгран как по нотам.

Первый же залп из нескольких РПГ поджёг БМП, в которой погибли Пуликовский-младший и двое солдат — Андрей Попов и Сергей Рузавин. На отходе боевики сожгли ещё одну «коробочку».

На выручку отряду Пуликовского отправили ещё две колонны, одна из которых пошла по главной улице и быстро втянулась в ближний бой.

Стрельба велась с дистанции в десятки метров. Один из офицеров рассказывал:

«В это время поднимаются два человека, и буквально в доли секунды в нас летит море огня. Пули, как пластилин, липнут к броне, жужжат, как шмели, причём каждая жужжит по-своему. Встают эти двое и лупят сзади в меня… Дальность — 25—30 метров. Чётко вижу, как кладу одного из них, видно даже кровь, у него падает из рук автомат, второй, который стрелял в меня, опускается, и в эту секунду шквал огня усиливается и меня бросает вверх спиной на броню БМП. Пуля вошла под коленную чашечку. Крови нет, слепое ранение, но боль страшная. Бойцы меня держат за руки, автомат в руках. Первую мою машину накрыло огнём с почты, чувствую чёрный дым, инстинктивно разворачиваюсь, раненый, и они выглядывают на нашу машину, я стреляю в упор, метров с двенадцати выстрелил. Вижу, что падает пулемёт „духов“…»

Капитан Пуликовский

До поля боя добрались также тверские собровцы. Командовавший ими майор тут же был убит, следом пулемётчик достал застрелившего его боевика. И наконец, к бою подключился последний знаковый участник — командир разведывательной роты по фамилии Паков, только что прилетевший из отпуска. Командир разведчиков взял с собой трёх человек и дворами зашёл в тыл к боевикам, чем и переломил ход столкновения. Бой длился до темноты. Тверской СОБР потерял одного человека убитым, 245-й мсп — 12 человек погибшими. Потери боевиков неизвестны, официально их оценили в 90 человек, но сами участники боя скептически относятся к таким заявкам.

На блокпосту же произошло нечто скандальное, но очень характерное. В роковую ночь военнослужащие прозаически перепились. Проблемы с дисциплиной в 245-м мсп отмечали абсолютно все, кто имел с ним дело. Причём из-за того, что значительная часть солдат билась с Бахусом, добросовестным военнослужащим приходилось служить за себя и за того парня.

В нужный момент на ногах не стоял никто: безответственные — от спирта, а нормальные люди — от физической усталости.

Боевики вошли на блокпост как к себе домой и пленили около трёх десятков военнослужащих. Пленных угнали в горы и использовали на разного рода работах.

Командир блокпоста капитан Апчелимов в плену выполнял необычную функцию — работал единственным учителем в школе аула, где держали пленных. Шестнадцать из них, согласно базе данных по погибшим в Чечне (составлена Павлом Милюковым), пропали без вести — фактически погибли в плену.

Разведчики 245-го МСП и тверские собровцы

Война — это до отвращения командная игра, и она остаётся такой, даже когда сокомандники ведут себя безответственно и пренебрегают не только воинским долгом, но и собственной безопасностью. Неспособность офицеров 245-го мотострелкового полка обеспечить дисциплину и нормальное несение службы, как и наплевательское отношение самих солдат к собственной жизни, привели к тому, что погибли не только они сами, но и люди, до конца старавшиеся исполнить свой долг.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

10 КОММЕНТАРИИ

  1. Интеренсо. Спасибо.

    Как у строителей… Прочность конструкции определяется прочностью самой хрупкой ее части.

  2. Если СОБР более разбирался в ситуации почему не подчинили им армейцев ?

  3. Шатой, площадь Минутка, Хасавюрт… До сих пор от этих топонимов смертью тянет

  4. Интересно. Но не удивительно, ведь при выдвижении в Чечню полк потерял порядка 10 % сданных в милицию, потому что уж совсем буйствовали.

  5. Война — это до отвращения командная игра

    Мудрая мысль, и по причине того, что она стара, как мир – не становящаяся менее мудрой.

    Спасибо.

  6. Спасибо за статью, Евгений! Больно и неприятно, но полезно и честно. Вот что стОит давать читать курсантам в училищах.

  7. Прекрасно понимаю произошедшее с точки зрения мелкого командира (бригадира) обособленной группы мужиков, которым нечем заняться кроме бессмысленной с их точки зрения возни, да еще из-под палки.Чуть упустил вожжи, дал слабину и всё, вроде бы разумные люди перестают думать головой и становятся стадом. И исправить такое (пробовал), крайне трудно(((

Добавить комментарий