«Настоящее — всё», — сказал продюсер Игорь Угольников о своём произведении в интервью на Первом Канале. «Подольские курсанты» — это новый фильм о боях осенью 1941 года под Москвой, на Ильинском рубеже. Но получился ли он по-настоящему интересным и правдоподобным? Наши авторы, Алексей Исаев и Евгений Белаш, внимательно посмотрели кино и вынесли свой вердикт.

Алексей Исаев

«Пацаны не поймут»

В фильме нет буквального следования реальной истории реальных курсантов под Москвой. Расстрелянная колонна «праг» была однородной, без БТРов и штурмовых орудий. Более того, некоторые эпизоды фильма вызывают у людей с крепкими нервами брови домиком. Это и первая встреча со Старчаком, и мощная тактическая идея с выкатыванием пушки из дота с последующим закатыванием обратно…

Название «Советский Союз» произносится явно через силу. Сталин вообще ни разу не упомянут, а курсанта, писавшего стихи об СССР, сразу убивают. Такой не может быть героем и бить врага.

Впрочем, будем реалистами: тесное сообщество, господствующее ныне в российском кинематографе, другого не пропустит.

Над любым режиссёром довлеет «пацаны не поймут» — соратники по цеху подвергнут остракизму за недостаточное обличение той эпохи. Но, к слову, о «пацанах»: традиционного для российского кинематографа воспроизведения «Бригады» в исторических декорациях «Курсанты» счастливо избежали. Герой С. Безрукова самобытен и прекрасен. Обращение с «Томпсоном» органично.

Однако есть более важные и знаковые для кино о войне вещи. Что такое война? Как люди преодолевают естественный страх и становятся героями? Фильм «Подольские курсанты» эту линию держит. Один из главных героев, курсант Александр Лавров (А. Губин) отнюдь не предстаёт перед зрителями Рэмбо с первого боя. Он теряется, действует бестолково, и только вмешательство более опытного Старчака спасает его от гибели. Точно так же два курсанта не выступают как Рэмбо с одной винтовкой против немецких диверсантов. Интеллигент в очках тоже не превращается в Дольфа Лундгрена в рукопашной. При этом ожидаемое чеховское ружье — в лице боевого опыта полковника И. Стрельбицкого (И. Дятлов), воевавшего ещё у границы, — не стреляет. Нет его, этого опыта, и его использования в кадре.

Ещё одна важная вещь на войне — действия командой. Когда нужен не истерический героизм и «Ура! Вперед!», а умение хорошо делать свою работу, которой учился. В «Подольских курсантах» мы тоже это видим, что прибавляет реализма.

Со стороны командиров игра в команде — это решения, в том числе идущие в разрез с указаниями сверху.

Здесь актёр Роман Мадянов, играющий начальника стрелково-пулемётного училища, себя полностью реабилитировал. От карикатурных и злобных персонажей в предыдущих его работах о войне он пришёл к образу тех, кого называли «Батя»: сильного, но грамотного военачальника, способного взять на себя ответственность.

В фильме нет бессмысленных приказов и отправленных на убой, что тоже выгодно отличает «Курсантов» от других отечественных картин о войне.

Внутренний Станиславский и настоящая война

Теперь немного по истории событий, которые легли в основу фильма. В реальной жизни курсантов перебросили на Можайскую линию обороны на автомашинах — специально выделенных, с опытными водителями. Сама Можайская линия обороны, конечно, не была шедевром фортификации. Причём в фильме её показали даже несколько комплиментарно. Отзывы от реально занимавших укрепления были пожёстче, чем выволочка полковника Стрельбицкого в адрес инженера Углова на экране.

Эпизод с открывающимися воротами — скорее собирательный образ: что-то похожее было в Калинине. Немцы действительно применяли огнемёты в боях за доты, как и расстрел дотов в амбразуры из 37-мм пушек. Вытаскивать пушки было бессмысленно, скорострельность танков с полуавтоматикой затвора всё равно обгонит.

Помимо «война — это коллектив», зрителю «Подольских курсантов» внушается здравая мысль, что «лопата — друг солдата» и надо окапываться, несмотря ни на что. Зачем нужно окапываться — тоже показывают реалистичной и даже сверхреалистичной картиной удара немецкой авиации. При этом артиллерии в кадре вообще нет (противотанковая не в счёт). Нет ни гаубиц, ни миномётов. Противотанковые ружья ПТРД, которых на фронте кот наплакал, стали трофеем у немцев.

Ну совсем «не верю!», вопиёт внутренний К. С. Станиславский.

Я шёл на фильм с чёткой установкой: «17-ю танковую бригаду не покажут, как пить дать». Однако показали — причём с правильными значками на башнях, с цифрой «17» в кружке. Бригаду действительно сняли под Боровск, и она не подпирала курсантов. Почему?

Имел место прорыв немцев, который парировали 17-й тбр, бои шли фактически у курсантов в тылу. Участок обороны занимали не только курсанты, но и части 312-й стрелковой дивизии. Помимо «сорокапяток», Ильинский рубеж располагал мощными 85-мм зенитками. Вскоре после боя с «прагами», прорвавшимися в тыл, курсантам пришлось отходить на Малоярославец. Что за люди в полушубках их встретили? 93-я сд генерал-майора К. М. Эрастова из Забайкалья.

В целом можно сказать, что кино получилось. Да, на создателей явно повлияли стандарты эпопей Ю. Озерова советских времён. Но они смогли над ними подняться. Пожалуй, «Подольские курсанты» действительно сделали большой шаг вперёд от «Брестской крепости» И. Угольникова в плане реалистичности показа войны. Война — это борьба, гибель товарищей и тяжёлый труд, и всё для того, чтобы заставить врага умереть сегодня, даже если завтра погибнешь ты сам. Именно такой она предстала в «Подольских курсантах».

Евгений Белаш

Правда войны

Во-первых, «Подольские курсанты» показали нам войну глазами самых разных людей, от санитарки до генерал-майора. И у каждого — своя правда. Более того, мы с их помощью наглядно видим всю многоуровневую «кухню» войны.

Вот полковник, начальник Подольского артиллерийского училища, протестует против отправки своих курсантов на фронт — их готовили как командиров, а не как рядовых бойцов. И по-своему он прав.

Бросать драгоценные кадры в такую мясорубку — это как забивать гвозди золотым телескопом.

Но фронт прорван, и немецкие танки без помех идут к Москве. Если ждать выпуска офицеров, командовать вскоре будет попросту некем.

Тот же командир училища в ярости хватает за грудки гражданского строителя и всячески его поносит, поскольку укрепления, где предстоит сражаться курсантам, не готовы и не замаскированы. Обороняющихся попросту сметут. И здесь полковник опять прав.

Но правы и строители: у них нет бронелистов, укрепления строят женщины, а по плану укрепрайон вообще должны были подготовить только через два месяца.

Усиление танками и пушками то есть, то нет. Надо ведь защищать не один рубеж. Потому танки там — а здесь гибнут люди.

Вот она, реальная война, где, как писал Твардовский: «Все хорошие ребята, Как посмотришь красота. И ничуть не виноваты, И деревня не взята».

Вся элита Красной армии радостно едет на фронт. И кто-то гибнет, не успев увидеть ни одного немца.

Современная война — «нечестная».

Воевать — сложно. А враг очень силён и умел: даже в рукопашной, пожалуй, посильнее.

Чтобы победить, надо вместо «разрывания рубахи на груди» много готовиться, знать оружие, маскироваться, думать в бою… Не зря один из героев вместо стихов читал устав. И не зря один из командиров требования того самого устава нарушил.

Поэтому наводчик орудия не должен, не имеет права бегать в штыковую — не для того его страна готовила.

Вот раненые курсанты — они готовы умереть в бою, но обязаны ехать в тыл, чтобы там всё-таки стать командирами и вести в бой других.

Такой «кухни» о сложностях войны на нашем экране не было очень давно. Может быть, со времён фильма «Великий перелом» 1945 года, где снимались реальные войска ещё Ленинградского фронта.

Живые и мёртвые

Во-вторых, «Подольские курсанты» хорошо сняты и с чисто киношной точки зрения.

Уже за первые четверть часа фильма персонажи трижды ведут себя не так, как можно было бы ожидать. Яростный бой, где курсанты из последних сил перебрасывают друг другу снаряды? А это всего лишь учения в тылу!

Благодаря нешаблонному поведению персонажи смотрятся живыми людьми, а не супергероями с плакатов. Они дружат, ссорятся, шутят, рыдают, теряя близких… Им сопереживаешь.

Причём показаны они именно советскими людьми 1941 года, от усов «под Ворошилова» до комсомольского собрания. Современные актёры решительно не похожи на предыдущие свои роли.

Как обычно показывают войну? На героя-раздолбая снисходит вдохновение — и он с боевым криком кладёт батальон врагов. Или «молоденький солдатик страдал, страдал — и настрадал». Или «все погибли».

В «Подольских курсантах» этого нет.

Малейшая попытка воевать «по-плакатному» — и смерть.

Погибнуть может любой, но и выжить тоже. То есть привычных для жанра шаблонов практически нет.

В фильме нет, пожалуй, ни одной лишней сцены. Нет долгих пауз, где камера глубокомысленно показывала бы травинку в поле или единственную лужу по десять минут кряду — чем, увы, страдало ещё советское кино. Даже киношная погода успевает смениться от «почти лето» до «первый снег».

Зато есть развитие персонажей. Всего за несколько дней молодые улыбчивые парни и девушки станут опытными ветеранами. Кто-то выживет, но многие погибнут — даже в успешном бою. Потери 1941 года показаны откровенно и честно.

Когда у молодой красавицы взгляд «на тысячу ярдов»… (так во Вторую мировую называли остановившийся взгляд, когда выживший как будто не видит то, что рядом). Не должна прекрасная половина человечества так смотреть. Но это война.

Заклёпки кино

В-третьих, на экране — реальная техника и оружие.

Фильму, среди прочих, помогали легендарные в узких кругах музей Вадима Задорожного, Музей отечественной военной истории в Падикове, масса реконструкторов и волонтёров, а также армия, жители Подольска и многие, многие другие. Все упомянуты в титрах — включая внуков и правнуков реальных защитников Ильинского рубежа.

И вся эта работа действительно видна.

Частая отговорка отечественных режиссёров: «Ну-у-у, знаете, это фильм не о войне». В смысле: «я художник, я так вижу — что хочу, то и творю».

Так вот, «Подольские курсанты» — фильм именно о войне.

И о конкретных боях именно там и тогда, на берегах речки Угры. Вплоть до номеров на башнях германских танков.

Поле боя показано на редкость масштабно и подробно, на нескольких рубежах обороны.

Создателям удалось продемонстрировать, что война — дело очень многих людей.А не как в мемуарах а-ля «я и мои пятеро ребят защитили Москву… ну, там ещё танковая бригада проходила».

Таких дуэлей не было со времён фильма «У твоего порога», где реальная советская зенитка «сражалась» в кино с реальными немецкими танками. А в «Подольских курсантах» настоящей техники ещё больше — с маскировкой и другими деталями.

Причём эта техника показана не сама по себе, а в общем «синтезе» войны. Ил-2 (на съёмках был реальный самолёт) даёт фотографии прорыва. Пушки, как «хребет» обороны, выносят наступающие БТРы и танки. Пехота едет на танках и прикрывает их от артиллерии. Разведка обеспечивает удар «катюш».

Увы, нередко в кино даже одежда вида «муха не сидела». Здесь же форма солдат меняется: от новенькой, но уже немного потёртой до рваной и прожжённой.

Одному из солдат массовки «курсантов» больше всего запомнились ночные съёмки: «Мы в полуторке катались, холодно очень, настолько было аутентично в тот момент, что ощущение возникло, будто я правда на фронте».

Погружение зрителя в происходящее на экране действительно невероятно сильное. Наглядно видно, до чего же страшны пехоте всего пара танков и каких трудов стоит их подбить.

А уж бомбардировщики… «Ковёр» бомб даже с единственного «Юнкерса» сносит буквально всё. А он был не один…

И ещё о «заклёпках». По словам режиссёра, на Ильинском рубеже откапывали пистолеты-пулемёты Томпсона. Поэтому «томми-ган» в руках опытного диверсанта Старчака — не ляп, а сознательный ход.

Удалось передать даже разницу в защите разных типов немецких танков и самоходок.

Пожалуй, единственный настоящий ляп — нашивка «мороженое мясо» (за характерный красно-белый цвет) у одного пленного немца. Эта нашивка — за зимнюю кампанию 1941 года, которой на момент показанных боев ещё не было. Впрочем, в глаза эта деталь не особо бросается.

С другой стороны, у кино — свои законы. И они диктуют свои особенности.

Например, за 130 минут нужно показать многодневные бои, с предысторией и эпилогом. Поэтому зрителю некоторые сложные моменты должны объяснить «вставные» персонажи — военврач, диверсант и т. д. И в «Подольских курсантах» они вставлены вполне органично.

А в последнем бою из тысяч защитников сражаются всего несколько человек, показанных в начале фильма. И финал — тоже неожиданный.

Константин Симонов, один из величайших батальных писателей, тоже выбирал судьбу героям не как он хотел, а как было на войне.

Итог. «Подольские курсанты» — новая ступень в нашем кино о войне. И технически, и художественно этот фильм можно смело сравнивать с классикой отечественного и зарубежного батального кино.

Именно так сейчас можно и нужно снимать о реальной войне.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

17 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо за обзор. Заинтриговали. Надо посмотреть.

    P.S. Рад видеть на ресурсе Алексея Исаева!)

  2. “Расстрелянная колонна «праг» была однородной, без БТРов и штурмовых орудий”

    Зато теперь не только три клиента ЦАМО будут знать, что у немецких машин броня разная 🙂

    Плюс ИМХО – шевелящийся штуг даже страшнее танка смотрится.

    • А Штуг и был страшнее. Его в лоб в 1941 брали только Т-34, КВ и зенитки.

  3. ” в лице боевого опыта полковника И. Стрельбицкого (И. Дятлов)”
    Актера, все-таки зовут Евгений.

  4. Любопытно – что эпизод с дотом, перекатыванием пушки и финалом абсолютно до буквы взят из воспоминаний начальника Подольского артиллерийского училища Стрельбицкого, который с усами под Ворошилова.

    Кстати о “пацаны не поймут” :). В фильме – ни слова о том, что Стрельбицкий был в 30-х арестован как польский шпион.

  5. И о конкретных боях именно там и тогда, на берегах речки Угры. Вплоть до номеров на башнях германских танков.

    Вы б хоть карту глянули, знатоки. Где Ильинское и где Угра.

  6. В мне не понравилось. Заклепочки конечно отличные, но вот целостной картины нет. Все разорвано, кусками. Очень много штампов, карикатурные немцы. Реально убогие картонные диалоги. Тактика абсолютно непонятна, какие-то отдельные орудия на незамаскированных позициях, советские солдаты почему-то во время авианалета выпрыгивают из окопов, а не наоборот. Гонки на мотоциклах как в безумном максе. Абсолютно как по мне лишние любовные линии. Гранаты с задержкой по 20 секунд. Профессиональные артиллеристы, путающие свою технику с немецкой в прямой видимости 200-300 метров. Профессиональные артиллеристы, не знающие технику противника и ттх своих орудий. Штуг поражался 45мм снарядом в борт на дистанции до 500 метров, но расчет этого видимо не знал и предпочел стрелять по шкодам. В такую войну я абсолютно не поверил. При этом география и вообще общий ход событий вполне достоверен, кроме усадьбы Павлищев Бор, которая находилась уже в тылу у немцев на то время и довольно далеко от Ильинского.

  7. “Профессиональные артиллеристы, путающие свою технику с немецкой в прямой видимости 200-300 метров”

    Помните, как в сорок втором мост через Дон захватили? 🙂 А тут сорок первый.

    • Ну, справедливости ради, немцы на том мосту думали, что по нему едут трофейные тридцатьчеьвёрки. Так что тыловики, пусть и в конце 1942, распознать тип танков сумели – только не распознали вовремя принадлежность.

      • По мемуарам, даже к сорок пятому дурачили – ведром на стволе вместо дульного тормоза.
        По крайней мере, авторы смогли эти мемуары написать :).

  8. Уж бы скорее посмотреть. Целый микрорайон на время съёмок без места праздно-пивного досуга оставили…
    Если серьёзно – действительно интересно.

  9. Спасибо. Прислушался к рекомендации и посмотрел, до этого в кино несколько лет не ходил (кроме как с детьми). Сильно, очень радует, что всё ещё могут так снять.

Добавить комментарий для Nicoljaus Отменить ответ