Авиация Дронам — взлёт! Новые правила войны

Дронам — взлёт! Новые правила войны

Нельзя сказать, что дроны — такое уж новое изобретение. Им уже давно век стукнул. Но что изменилось в последние годы, почему настолько сильно и что ждёт армии мира?

Староглиняные времена

Смешные «жуки» Кеттеринга взлетали с пусковой рамы посреди раскисшего поля и на скорости городской малолитражки неторопливо и неточно ползли к своей цели. Но даже эту фанерную ерунду сто лет назад практически не получалось ни заметить, ни вовремя перехватить.

Техническое превосходство над германцами обеспечила даже она.

Заря самонаведения

Уже в 40-е в государствах союзников массово разрабатывались самонаводящиеся или ограниченно самонаводящиеся планирующие бомбы и близкородственные им устройства. Даже в нищем СССР, и то что-то смогли относительно сносное. Хотя в серию, по вполне понятным основаниям, изделие не пошло.

Управляемая авиабомба СБ-1М

Первые настоящие

В 1960-е годы над легендарной «Зоной-51» взлетел модельный самолётик из магазина для богатых хоббистов, более чем способный отыскать работающий в квадрате радар и достаточно эффективно вонзиться ему под самый корешок с хорошим зарядом взрывчатки на борту. Вероятный противник его тогда мог бы приветствовать разве что беспорядочной пальбой из ДШК и азиатских клонов ППС — и это при условии своевременного обнаружения.

Конец тысячелетия

На конец прошлого тысячелетия дроны уже могли всё. Да, они были хуже, сложнее и дороже. Да, с ними всё ещё разбирались методом проб и ошибок.

Но они уже были!

Этот наш киберпанк

Наше тысячелетие при некоторых стараниях позволяет обычному уличному киберпанку собрать вполне пригодный, хотя и примитивный дрон только из купленных в магазине компонентов. Те же очумелые ручки на военном финансировании и с внятно поставленным техническим заданием творят буквально чудеса.

Фото: Минобороны РФ

Головастые ботаники зловеще смеются, а стриженные по уставу военные разных независимых республик с богатой древней историей претензий к соседям начинают совершенно неиллюзорно охреневать.

Военно-воздушная задница

Современные дроны одновременно подешевели для массированного применения и нарастили ассортимент для всех основных ниш этого самого применения. Удар дрона при некотором старании оптимизатора по цене становится дешевле авиабомбы с борта относительно современного боевого самолёта — если вспомнить цену лётного часа. Средства эффективного поражения дешёвого простого дрона и вовсе с печальной регулярностью дороже этого дрона. Репутационная потеря от просто сбитого дрона на многие порядки уступает шуму после смерти живого лётчика.

«У республики — много!».

Что это сулит наземным войскам?

Головная боль генерала

Даже малые и бедные региональные конфликты теперь протекают в условиях воздушного превосходства, очень похожего на возможности страны первого мира, избивающей назначенную жертву недели.

Войска нужно маскировать. По-взрослому. С ложными целями и заблаговременными укрытиями. Они, конечно, сравнительно дешёвые, но требуются заранее и в достаточном количестве.

Фото: Минобороны РФ

Зону ведения боевых действий на опасном направлении приходится всерьёз готовить к любому типу вероятных действий. Создавать резервные и третьестепенные бункеры, укрытия, позиции и малозаметные логистические центры. Безопасности в ближнем тылу больше нет.

Позиции нужно менять. Быстро менять.

Пострелял — марш в укрытие! Дрон по души экипажа уже где-то рядом.

Пехоту нужно тренировать. Один в панике вскочивший боец и гибнет сам, и выдаёт позицию своих товарищей. Удар дрона — «нечестный», из безопасности — чудовищно подрывает боевой дух в любом случае, даже когда пехота на позиции формально гораздо дешевле того дрона.

Нужно иметь заведомую избыточность средств противодействия. Даже всякие «четыре ствола и всё небо в попугаях» дрономолотилки имеют предел насыщения каналов сопровождения цели и далёкое от нуля время поражения каждой цели.

Нужно ставить помехи. На всех уровнях, от банальных дымов столетней давности и до современного электронного противодействия.

Фото: Минобороны РФ

Нужно готовить себя к мысли, что даже региональная война может пойти заведомо на правилах военных игр первого мира — с большим количеством авиации, долгим гарантированным прикрытием и малым подлётным временем.

Nice and orky!

В отдельных районах конфликтов нашего тысячелетия отмечены перехваты дронов пулемётчиком с мотодельтаплана. Очень дешёвых и простых дронов, уровня чуть посложнее дорогих игрушек для взрослых мальчиков.

Но даже они уже потребовали иметь хотя бы настолько же дешёвую импровизированную авиацию.

Высокотехнологичный ответ

А есть ли высокотехнологичное, но бюджетное решение вопроса назойливых дронов? Теоретически да, и даже вроде бы в количестве.

Вот перед вами, скажем, РЛС 1Л122. Компактная система обнаружения, которую можно разобрать на десять носимых компонентов массой около 30 килограммов штучка и установить на местности силами расчёта.

У людей с хоть каким-то знакомством с армейскими реалиями уже появились некоторые опасения — и все они совершенно верны. Лучше всего этот чудо-агрегат смотрится в кузове пикапа или грузовичка. Первый же радарный снаряд, разумеется, его — система активная. То есть даже с ними действовать нужно умело, решительно, быстро — и немедленно сдёргивать в укрытие. Ну и самое печальное: для хоть какой-то эффективности нужны их те же страшные десятки, что и дронов. А лучше сразу единичные сотни. Это в сравнительно малой зоне боевых действий — и лишь с приемлемой вероятностью эффективного противодействия дронам противника.

Разорительные альтернативы

Даже региональные и малые державы в итоге получают крайне сомнительный выбор. Либо бежать на поклон к производителям основного ассортимента средств защиты, перехвата и воздействия, либо закупать побольше дронов и выяснять, у кого раньше кончатся опорники и логистические центры в зоне конфликта.

А лучше — и то и другое сразу.

С многомиллионными цифрами контрактов, сотнями единиц техники каждого типа, расходами на инструкторов, военных советников и тренажёры.

Это всё до того, как мы начнём всерьёз рассматривать удары простыми современными ракетами тактического радиуса действия по городам, экономическим и производственным центрам. Древняя советская ракета при относительно современной «голове», может, и не попадает «в крестик» — но с её мощностью нефтебазе или электростанции практически без разницы.

Тяжкая поступь мрачного завтра

Как и любой другой межвоенный период, эти наши киберпанковские 2020-е могут похвастаться в основном региональными конфликтами малых армий. Целая область военных технологий развивается куда медленнее и пассивнее, чем могла бы. Но впереди — святой грааль военного киберпанка: единое информационное поле боя с околонулевым временем принятия решения и нанесения удара.

Военные будущего — уже вполне наблюдаемого из нашего сегодня — имеют все шансы на геймификацию войны и огонь с джойстика по засечке на миникарте. Технологическое превосходство в конфликте с армией прошлой военной парадигмы с этого момента станет очень заметным — надолго.

С каковой сомнительной перспективой я всех и поздравляю.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^
Михаил Лапиков
Оператор торсионного манипулятора ООО "Психотроника".

Свежие статьи

Похожие статьи

19 КОММЕНТАРИИ

  1. Читал – и думал: Михаил Лапиков писал, ну наверняка он! Дошел до конца текста – предчувствия меня не обманули ))

    >>Как и любой другой межвоенный период, эти наши киберпанковские 2020-е

    Вот эта фраза особенно похожа на взгляд Джека Воробья в глотку Кракена. Преисполнился. Спасибо.

  2. Превосходный анализ ситуации с логичными выводами. Респект! *снимаю шляпу, прижимаю ушки*

    • Кошакам должно прищурившись жмуриться и распускать уши. А. Донда. Кошатник со стажем. 🙂

  3. А про пассивные радарные системы с внешней подсветкой думают? Это буквально первое, что приходит в голову. Конечно, первая проблема – это обнаружение цели.
    И где-то уже мелькали дроны-истребители типа “дробовик, крыло и моторчик”.

    • Пока что самое противодронное вундерваффе — ТОР. Сейчас вроде до его уровня (и как говорят злые языки с использованием технологий ТОРа) допиливают новый Панцирь у которого ракеты дешевле.

  4. Не мне как авиамоделисту приятно вот такое вот прославление этого направления, но вы ж не для авиамоделистов пишите

    Про РУК ни слова. А ведь это даввно уже в дело пустили.
    Разведывательно – ударный комплекс
    по иностранным источникам — объединённые в единую автоматизированную систему высокоточное оружие дальнего действия и обеспечивающие его боевое применение средства (разведки, целеуказания, наведения, навигации, выработки команд н др.). В США разрабатываются 2 типа Р.-у. к.— для разведки и уничтожения РЛС ПВО противника в полосе шириной и глубиной 500—600 км и для борьбы с танковыми группировками на удалении до 200 км от линии соприкосновения войск.

    Словарь военных терминов. — М.: Воениздат. Сост. А. М. Плехов, С. Г. Шапкин.. 1988.

    ….Условно можно выделить пять этапов функционирования РУК (РОК): разведка; обнаружение и распознавание целей; принятие решения на поражение целей; наведение ракеты на групповую цель; поражение групповой цели ; контроль результатов поражения.

    На первом этапе самолет-разведчик совершает полет на удалении 40-50 км от линии боевого соприкосновения для обзора земной поверхности в полосе своей ответственности.

    При этом обеспечивается возможность ведения общей (на глубину до 160-500 км) и детальной (в заданной местности) разведки местности, детальной разведки групповой цели. Детальная разведка местности ведется в зоне 40 х 40 км, в результате чего вскрываются и накапливаются данные о подвижных и неподвижных групповых целях в просматриваемой зоне.

    Детальная разведка групповой цели осуществляется в зоне размером 2,3 х 2,3 км, в пределах которой ранее была обнаружена групповая цель. При принятии решения на поражение цели выбирают пусковую установку, оценивают момент начала сопровождения цели ракетой, запускают ракету и поражают цель. За время подготовки запуска ракеты колонны бронетанковой техники проходят до 1500 м, вследствие чего возникает необходимость наведения ракеты на цель после старта. Наведение ракеты на групповую цель осуществляется на среднем участке траектории. Команды коррекции вырабатывают на наземном центре управления и через самолет-разведчик передают на борт ракеты. высокоточный оружие разведывательный удар

    При достижении ракетой района цели осуществляется ее повторный захват на сопровождение основной РЛС. Этап поражения групповой цели самонаводящимися суббоеприпасами начинается с подачи команды с наземного центра управления на развод боеприпасов. В зависимости от конфигурации групповой цели может использоваться один из четырех вариантов развода боеприпасов: круговой с диаметром 250 или 390 м; эллиптический с большой осью 470 или 300 м. Развод суббоеприпасов осуществляется на высоте 3,5-4 км. После развода каждый боеприпас с помощью головки самонаведения захватывает элемент групповой цели и поражает его. Одна ракета с боевой кассетной частью (до 24 управляемых кумулятивных подснарядов с инфракрасными головками самонаведения или до 96 малокалиберных бомб с инфракрасными датчиками) может поразить до 10 танков в групповой цели.

    Для поражения бронированных целей в кассетных боеприпасах (боевых частях) применяются суббоеприпасы двух типов: самонаводящиеся и самоприцеливающиеся.

    Самоприцеливающиеся суббоеприпасы Sensor Fuzed Munition (SFM) в некоторых источниках называют боевыми элементами точного прицеливания (БЭТП). После разбрасывания из кассеты суббоеприпас переводится в режим поиска, при обнаружении цели датчиком (головкой) происходит подрыв кумулятивного заряда суббоеприпаса, в результате чего формируется компактный поражающий элемент (КПЭ), так называемое «ударное ядро’», поражающее бронированную цель.

    К боевым элементам точного прицеливания относятся «Садарм» и «Скит». БЭТП типа «Садарм» имеет: инфракрасный или радиометрический датчик цели; микропроцессор; боевой заряд, действующий по принципу «ударного ядра»; взрыватель; парашют с системой подвески; электрическую батарею.

    После выброса БЭ, опускаясь на парашюте, сканирует местность по спирали. Ось БЭ благодаря специальной подвеске отклонена от вертикали на 30є. Датчик, обнаружив бронированную цель, выдаёт сигнал в микропроцессор, который вырабатывает команду на подрыв ВВ в момент, когда ось кумулятивного заряда (линия прицеливания) направлена в цель. Образовавшееся при взрыве «ударное ядро» поражает цель. Парашют раскрывается на высоте 150-200 м. Скорость снижения 9-15м/c. Максимальное количество целей, поражаемых одной ракетой – 10 ед….

    ====

    И про то что у нормальных пацанов нормальными самолетами с СВП-24 «Гефест» и кассетными бомбами — тоже ни слова.

    Даже про СМЕРЧ ни слова.

  5. // “У людей с хоть каким-то знакомством с армейскими реалиями уже появились некоторые опасения — и все они совершенно верны. Лучше всего этот чудо-агрегат смотрится в кузове пикапа или грузовичка. Первый же радарный снаряд, разумеется, его — система активная.”

    Это понятно. А в обратную это не работает?
    Разве пункт управления БПЛА не приставляет законную цель для радарного снаряда?

    • Что-то мне подсказывает, что мощность излучения пункта управления дронами куда меньше, чем у РЛС. Соответственно, вероятность поражения радарным снарядом – куда ниже.

      • Согласен. Но мощности сигнала хватает, чтобы его слышал бпла на расстоянии до 150 км. Полагаю современные радарные снаряды обладают необходимой чувствительностью. Могут поразить с достаточной вероятностью

    • Можно элементарно сделать выносные антенны, соединенные с пунктом управления кабелями.

      • Логично. Но
        Во-первых, потеря связи для большинства бпла означает срыв атаки, а для многих и вовсе потря управления.
        Это делает разумным применение радарных снарядов против антенн.
        Во-вторых, обороняющаяся сторона может свои разведывательным бпла над своей территорией определить координаты антенн. И тогда можно использовать ответ относительно дешёвые нурс или корректируемые.

        Хотя это не отменяет эффективность ударных бпла полностью

  6. Даже в нищем СССР, и то что-то смогли относительно сносное.

    Нищие — категория людей, находящихся за крайней чертой бедности и вынужденных жить за счёт подаяний и благотворительности со стороны родственников.

    Каким боком СССР был нищим?
    За чей счет жил СССР?

    Да я знаю, что после гражданской войны даже медную проволоку СССР не мог выпускать. И голод был. Но СССР выкарабкался и очень быстро. А на покушать вроде сами всегда собирали, милостыню не просили, ди и не дали бы её.

  7. А как насчет натянутой сети с малыми отверстиями? Дрон не пройдет, просто надо к прочности стремиться.

  8. С каковой сомнительной перспективой я всех и поздравляю

    И что же сомнительного в технологическом превосходстве? Ну кроме того, что для него нужны мозги, а они есть не у всех.

Добавить комментарий

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^
%d такие блоггеры, как: