Код Broken Arrow, «сломанная стрела», у американских военных обозначает «трындец запредельного уровня». У пехоты он сообщает о том, что позиция вот-вот будет захвачена врагом, и в ряде случаев сопровождался вызовом огня на себя. У лётчиков «сломанная стрела» — это инцидент с ядерным оружием: случайный запуск, детонация, пожар, потеря и похищение атомного боеприпаса.

В истории Вооружённых сил США значится 32 таких инцидента. Шесть потерянных устройств так и не были найдены, оставаясь мечтой террористов и источником вдохновения для авторов технотриллеров. Большая часть американских инцидентов связана именно с авиацией.

Подарки канадским соседям

Всё началось 13 февраля 1950 года. Новейший, грандиозный, но очень сырой и ненадёжный B-36 отправился из Калифорнии в сторону Аляски отрабатывать атомный удар по СССР. Даже поздние машины этого типа, на которых к шести поршневым добавили четыре турбореактивных двигателя, лётчики характеризовали так: «два крутятся, два горят, два дымят, два поперхнулись, а ещё два куда-то делись». На том B-36 было шесть поршневых движков, три из которых у побережья Британской Колумбии благополучно загорелись, а у ещё трёх обледенели карбюраторы.

Экипаж сбросил в море атомную бомбу — без плутониевого ядра, но с ураном — и направил машину в канадские горы, покинув падающий борт с парашютами. Выжили только 12 человек из 17.

Обломки бомбардировщика позже нашли, а вот бомбу с ураном — нет. Неудивительно: судя по вспышке, содержавшийся в ней тротил сдетонировал в полёте аккурат над оживлённым Внутренним проходом у канадского побережья.

Можно предположить, что рыба в тех водах отныне была крупнее обычного, но порой с лишними плавниками.

Канадцам американцы про бомбу и 45 кило урана не сказали — зачем тревожить дорогого союзника и соседа ненужными подробностями? Обломки найти не удалось, хотя местные рыбаки и дайверы не раз говорили, что видели на дне что-то похожее.

Чтобы канадцам было ещё веселее, десятого ноября шоу повторили на бис с другой стороны страны, в устье реки святого Лаврентия. B-50, правда, не упал — но после обнаружения проблем с двигателями тоже сбросил бомбу без плутониевого ядра с подрывом в воздухе. Взрыв сотряс окна и нервы жителей городка Ривьер-дю-Лю. Про упавшие в устье реки всё те же 45 кило урана канадцам тоже ничего не сказали.

Загадочное облако

Десятого марта 1956 года B-47 Stratojet совершал перелёт из Флориды в Марокко. Бомб в строгом смысле на борту не было. Лишь две капсулы с «материалами для ядерного оружия», как гласят официальные материалы Пентагона: по правилам безопасности того времени ядра атомных устройств с плутонием хранили и транспортировали отдельно от собственно бомб. По пути самолёт должен был совершить две дозаправки в воздухе.

Первая прошла штатно. Вторая точка рандеву с танкером была намечена над Средиземным морем. На пути к ней на высоте 4,5 километра обнаружилась плотная облачность, в которую экипаж и направил свою тяжёлую машину. Видимо, надеясь, что их самолёту всё нипочём.

Из облачности они так и не вышли. Интенсивные поиски не обнаружили никаких следов самолёта или хотя бы обломков от падения в воду. Что случилось с бомбардировщиком и ядерными материалами на борту, видимо, останется загадкой навсегда.

Поскольку вряд ли самолёт похитили пришельцы или коммунисты, скорее всего, обломки и части ядерных боеприпасов лежат на дне где-то к востоку от Гибралтара.

Мы уронили

Двадцать восьмого июля 1957 года тяжёлый транспортный C-124 Globemaster II вёз три не снаряжённые атомные бомбы и одну капсулу с плутониевым ядром вдоль Восточного побережья США. Один за другим два двигателя резко просели по мощности. Два оставшихся оказались неспособны поддерживать высоту, и машина стала быстро снижаться.

Чтобы спасти самолёт и хотя бы часть боеприпасов, экипаж сбросил одну из бомб в океан на высоте около полутора километров. Не помогло. Вторую отправили за борт на 750 метрах — и только тогда машина смогла выровняться и дотянуть до ближайшей авиабазы.

Бомбы найти не удалось — они и по сей день со всем ураном покоятся где-то на дне близ Атлантик-Сити и его казино.

Таран над Джорджией

Пятого февраля 1958 года бомбардировщик B-47 пролетал над островом Тайби близ побережья штата Джорджия. Там же на той же высоте 11 600 метров пролетал F-86. О существовании друг друга они узнали только тогда, когда истребитель вписался в крыло тяжёлой машины. Потеряв собственное крыло, «Сейбр» помчался к земле, а его пилот успешно катапультировался. Бомбардировщик отделался испугом и повреждением двигателя — но мощность и высота стали быстро падать.

Чтобы избавиться от лишнего веса и не потерять всю машину, на высоте двух километров экипаж сбросил термоядерную бомбу Mark 15. Она упала куда-то в мелководный залив Уоссо. Искали её долго и упорно — но, вероятно, бомба ушла слишком глубоко в вязкое дно.

По всё тем же самым нормам безопасности капсулы с плутонием в ней не было, однако энное количество урана до сих пор лежит на дне у курортного городка Тайби-Айленд. Ну а экипаж сумел посадить повреждённый самолёт на ближайшей авиабазе. Полковник Ричардсон даже получил за это Крест лётных заслуг.

Мы уронили, но гораздо хуже

После 1958 года бомбы теряли не раз, в том числе по совершенно идиотским причинам вроде «нечаянно нажали на устройство сброса», — но устройства новых моделей уже не имели десятков килограммов обогащённого урана в разряжённом состоянии, и всё ограничивалось фугасным взрывом.

Первый случай потери полностью снаряжённой ядерной бомбы произошёл пятого декабря 1965 года в водах Филиппинского моря невдалеке от Окинавы. Штурмовик A-4E Skyhawk из-за ошибки персонала свалился в море с палубы авианосца «Тикондерога». В кабине был лейтенант Вебстер, а на подвеске — боеготовая водородная бомба B43 мощностью в мегатонну.

Прежде чем кто-то успел среагировать, самолёт камнем ушёл на дно, унеся с собой пилота и термоядерную бомбу с плутонием.

По традиции, американцы не стали расстраивать японских союзников, рассказав об инциденте только в 1989 году.

Радиоактивный лёд Туле

Последней крупной потерей — уже не бомбы, а части радиоактивных материалов — стало крушение B-52 в Гренландии 21 января 1968 года. Вспыхнувшее в буквальном смысле сиденье одного из членов экипажа привело к пожару на борту самолёта. Экипаж покинул борт, а бомбардировщик с четырьмя термоядерными устройствами рухнул на ледовый покров моря близ авиабазы Туле. Пылающее топливо частично расплавило лёд, и часть обломков — похоже, с плутониевым сердечником в одной из бомб — ушла на дно.

Последовала грандиозная экологическая операция по ликвидации последствий и срезанию всего заражённого снега и льда с захоронением в специальных контейнерах. Собрали почти всё, но сердечник так и не нашли.

Погрузка заражённого льда в цистерны

Количество инцидентов с потерей бомб ВВС США было вызвано во многом чисто статистическими причинами. С конца сороковых по конец шестидесятых годов сутью ядерного сдерживания Стратегическое авиационное командование считало армаду бомбардировщиков, рассеянных по базам вдоль всех границ СССР.

Огромное количество американских бомб постоянно находилось в воздухе на борту бомбардировщиков и транспортных самолётов.

Как только основная роль перешла к межконтинентальным баллистическим ракетам наземного и морского базирования, бомбардировщики стали летать с ядерными боеприпасами гораздо реже. Да и надёжность самолётов с 70-х годов стала гораздо более высокой.

А что в СССР?

Подобные инциденты с советской стороны почти неизвестны. И дело тут не только в строгой секретности и закрытости.

У авиации СССР не было бесчисленных баз вокруг США — и не было необходимости постоянно транспортировать туда и обратно сотни атомных бомб. Да и самих ядерных устройств и машин для их доставки у СССР было в «авиационную фазу» холодной войны заметно меньше, чем у американцев. Паритета с США удалось достичь только к «ракетной» эре.

И машин, и вылетов было гораздо меньше. А даже у американцев колоссальное количество полётов с ядерными боеприпасами на борту за два десятка лет вылилось лишь в 32 инцидента.

Вряд ли нормы безопасности в авиации СССР решительным образом превосходили американские — но за советских лётчиков «играла» всё та же статистика.

Есть лишь один рассказ о потере самолёта ВВС СССР с ядерными устройствами на борту. Бывший заместитель начальника разведки Тихоокеанского флота контр-адмирал Анатолий Штыров утверждает, что весной 1976 года Ту-95 упал в Охотское близ южной оконечности Сахалина. На борту были две атомные бомбы — которые якобы немедленно забрали американцы на секретной подлодке. Однако никакие другие источники этого не подтверждают.

Зато по потерям подлодок с ядерным оружием и реакторами на борту приоритет, увы, на советской стороне: пять против двух. Но это уже другая история.

Понравилась статья? Бойцовым Котам нужны патроны - поддержи нас на Patreon! ^_^

9 КОММЕНТАРИИ

  1. Спасибо, Алексей. Систематизировали. Когда-то на вархеде была зачетная статья про инцидент на Туле…

  2. Вообще-то кража или потеря (в смысле, «куда-то подевалось, куда не знаем», а не «влететь на загруженном бомбере в гору на глазах у сотен свидетелей») девайса — это «Пустой колчан», а не «Сломанная стрела». Впрочем, если в гору — это как раз «Сломанная стрела». А если «достали, запустили, не работает» — это уже «Тупой меч». А «достали, погрузили и полетели, но не туда» — это «Погнутое копье»

  3. Вообще-то кража или потеря (в смысле, «куда-то подевалось, куда не знаем», а не «влететь на загруженном бомбере в гору на глазах у сотен свидетелей») девайса — это «Пустой колчан», а не «Сломанная стрела». Впрочем, если в гору — это как раз «Сломанная стрела». А если «достали, запустили, не работает» — это уже «Тупой меч». А «достали, погрузили и полетели, но не туда» — это «Погнутое копье»

  4. Два жужжат, два горят, два пыхтят, два кряхтят, ещё два не найдутся никак. 🙂

    Спасибо!

  5. Над испанской деревни Паломарес тоже произошла авария с американского бомбардировщикв Б52. Несколько водородных бомб упало в море. Случилось в 1966 году.

    • Тогда их все отыскали, хотя за одной пришлось шарить по океанскому дну почти три месяца.

Добавить комментарий для Алексей Широ Отменить ответ